Суббота, 18.11.2017, 11:30
 
Начало Форум Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Мини-чат · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Тарасовский форум » Основные форумы » Жизнь Тарасовки » Слобода Большинка (История слободы Большинской)
Слобода Большинка
lexxДата: Воскресенье, 09.11.2008, 18:49 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 295
Репутация: 2
Статус: Offline
Большинка.

Основана на р. Большой в 60-х гг. войсковым атаманом Степаном
Ефремовым (1715-1784). Называлась слободой Большинской и до революции входила в состав Донецкого округа Области Войска Донского. В 1801 году в ней числилось 394 двора и проживало 1770 человек мужского пола и 1465 – женского пола. По данным на 1822 год в слободе действовала деревянная Рождество-Богородицкая церковь, водяная мельница, имелось150 крестьянских и 1 господский дома. К 1917 году здесь постоянно проживало около 7500 человек. В документах 1925 года отмечено, что слобода Большинская, как центр сельсовета, входила в Криворожский район Донецкого округа. В ней проживало 4732 человека, имелось 650 дворов, 2 школы 1-й ступени, 110 колодцев, 5 прудов, действовала парторганизация. К 1950 году слобода Большинка в качестве центра сельсовета значится в Колушкинском районе Ростовской области. С января 1954 по ноябрь 1957 гг. слобода входила в состав Колушкинского района, в Каменскую область. В ноябре 1956 года ее перевели в Криворожский район, в мае – 1959 года – в Миллеровский, а с января 1965 года находится в составе Тарасовского района (По материалам М. Астапенко «История донского казачества»).

Административно-территориальное деление.
1920-1924 гг.
В 1920 году и на 1 января 1921 года - Большинская волость. Центр – слобода Большинская входила в Донецкий округ. В 1921 году в ее составе значились населенные пункты слобода Большинская, Дубовой, Гиринов, Рынки.
На 1 октября 1922 года в составе волости значились 4 населенных пункта – Большинская, Гирин, Дубовский, Дурные Рынки.
Постановлением областной административной комиссии от 12 декабря 1922 года о новом районировании Донецкого округа Большинская волость упразднена, ее территория вошла в состав Ефремово-Степановской волости Донецкого округа.

* * *

История развития Большинской и Ефремо-Степановской слобод.

Большой интерес представляют владения Ефремовых на реке Большой . На реке Большой была заселена слобода Большинская еще Данилой Ефремовым в 50-е годы 18 века. Данная река впадает в реку Калитву .
Из уставной грамоты в 1863 году в слободе «по 10 народной переписи мужского пола душ крестьян 1413» и по выписке из топографической съемки в слободе Большинской к слободе относилось 30 890 десятин 1 732 саженей.
Степаном Ефремовым сыном Данилы Ефремова была поселена слобода Степановка. Эти владения после смерти Степана Ефремова перешли к его потомкам.
Данные слободы Донецкого округа представляли собой крупные селения, так Большинская «состояла из трех сельских обществ 1300 душ, принадлежавших четырем помещикам Ефремовым».
В слободе Степановской по уставной грамоте от 24 мая 1859 года по плану топографической съемки, проведенной еще в 1843 «году в довольствии сей слободы находятся земли: удобной – 21,573 дес. 163 саж., среднеудобной и неудобной – 2 600 дес. 1855 саж.
Земли эти расположены по обеим сторонам реки Калитвы и с обеих сторон находится слобода Степановкая. В довольствии Ефремовых имели и села: Сергеевское, расположенное на правой стороне реки, Колушкино, расположенное на правой стороне той же речки.
Данная слобода Донецкого округа граничит на севере с довольствиями поселка Городищенского и частью Макеевского; на востоке и юге довольствия сл. Большинской и п. Шарпаевского и Ерофеево; на западе с довольствиями Ущаково и Курнакова.
«Местоположение этого довольствия плосковозвышенные, прорезанные речкою Калитвою и балками: Рассыпкою, Лыинковою, Липовою, Горками, Большою Таловскою, Малой Таловской, Калиновой, Долушком, Иванками, Солоною и прочими. Грунт земли по правой стороне реки Калитва состоит из чернозема, а по левой большею частью из песка. Самое возвышенное место находится около кургана Четвертого».
В слободе находится «при устье балки Липовой два господских сада, которые принадлежали подполковнику Ефремову. Один виноградный длиною 35 сажень, шириною 30 сажень, другой фруктовый длиною 35 сажень и шириною 65 сажень».
В Степановке «при устье балки Горнов находится один господский дом с пристройками, принадлежащий подполковнику Ефремову и 276 крестьянских дворов с числом 1140 душ мужского пола, 1125 женского пола».
В селении слободы «по правой стороне реки Калитва находится господский ток, обрытый рвом и обнесен дерном с каменною клунею, в которой находится чугунная металлическая машина и по правой стороне речки Калитвы от поселка Колушкино находится господский ток обрытый рвом и обнесенный дерном с каменною клунею, …. В слободе Степановке и слободе Колушкино находятся две деревянные водяные мукомольные мельницы о четырех поставах с волюшами».
Вниз от поселка Колушкино по левой стороне реки Калитвы находится господский зимовник плетневой… на балке Рассыпной находятся два мужичьих зимовника и скотьевой деревянный баз. На балке Иванках находятся господский и мужичьи скотские базы деревянные. Все сии заведения принадлежат подполковнику Ефремову».
Из топографического описания довольствия слободы Большинской (Ефремовой), принадлежавшей вдове подполковнице Авдотье Ефремовой следует, что «довольствие слободы Большинской (Ефремовой) граничит с севера довольствия слободы Сариновой и поселка Сычева с востока довольствия казачьих хуторов и поселком Процыковым к югу поселками: Грековым, Демышавым – казачьими хуторами и слободой Головой с запада: поселками Ерохином, Нижней Макеевской и сл. Степановкой (Ефремовой)».
Местоположение данного села плосковозвышенное – прорезано балками и реками Калитвой и Большой. Грунт земли частью песчаный», а именно по балке Четвертой и по балкам Дубовой, Осиновой, Ареховой, Грековой и по скатам к речке Калитва лутшай же грунт земли в сем довольствии находится в вершинах балок Водяной, Гириной, Анискиной, Куречьей и Папской.».
В слободе находятся три сада, принадлежащие подполковнице Авдотье Ефремовой, два фруктовых первый длиною 70, а шириной 60 сажень при озере Черском, второй при озере Орехово длиною 180, а шириною 100 сажень и третий виноградный между балками Дубовой и Гириной длиною 120, а шириной 40 сажень».
Большинка же расположена по обеим сторонам реки Большой, «при устьях балки Ткачевой в сем селении находится один деревянный господский дом… дворов крестьянских 307 числится 1073 душ мужского пола и 1024 женского пола». Здесь находится «один каменный господский хлебный магазин и один обществнный, каменные лавки для ярмарки, которая начинается с 8-го и продолжается по 13 сентября, на ярмарку съезжались жители из соседних селений и бывало их до 1800 человек, оборот торговли составлял не более 5 тысяч рублей. Около балки Водяной на реке Большой находились зимовники из 5 земляных и одной каменной ограды. Два тока также принадлежат «господам, все они были окопаны рвами и обнесены, на реке находилась и деревянная мукомольная мельница». Большой доход владельцам принесло и сахарное производство. Так, «в первой половине 19 века на Дону еще не существовало сахарного производства, только в 1860 году в слободе Большинской Н.С. Ефремова (Донецкого) округа открылся сахарный завод каменной постройки. В этом же году он выпустил продукции на 8 тысяч рублей. В 1860 году на заводе работало 50 человек, преимущественно из числа крепостных крестьян Ефремова, работавших в зачет барщины «с суточным вознаграждением работнице 25 копеек, а рабочему 50 копеек».
Основным занятием сельчан данных слобод было хлебопашество, скотоводство и сенокошение. Дома крестьян, в основном, были построены из дикого камня, обмазаны глиной и крыты соломой. Крестьяне жили бедно, находились в большой зависимости от урожаев на хлеб и падежей скота. Так, «иной крестьянин, после случайной потери рабочей животной силы, до гробовой доски не может выбиться из положения батрака чужого работника». О бедности крестьян слободы Большинской говорят следующие факты.
Из рапорта священника Андрея Попова о сгоревшей церкви Рождество Богородицкой «с прихожанами своими имеем рассуждение о постройке новой церкви, но дело это оказывается не осуществимым потому именно, что прихожане мои по бедности своей и по множеству накопившихся на них время от времени в казну решительно не в состоянии в настоящее время построить не только церковь, но даже и временный молитвенный дом». Данные владения богаты лесами, но «весь лес находящийся при имении остается в распоряжении Владельцев». В слободе Степановской находится строевой лес по балкам Липовой, Ольховой, также вниз от селения по правой стороне речки Калитвы…, от поселка Сергеева вниз по речке в нескольких местах находится лес. Очень много в слободах произрастает и кустарников. К примеру, в слободе Большинской кустарники растут более чем в 50 местах. В большом изобилии, из воспоминаний сельчан, из года в год в лесах водились зайцы, лисы, волки. Кроме этих диких животных здесь нередки встречи охотников с байбаком, куропаткой. Естественно, не везде могли охотиться крестьяне. Они занимались и рыбной ловлей, но в основном «для местного употребления». В реках Большая и Калитва в изобилии водилась рыба: ерш, сула, щука, сазан, карп, плотва, лакирь, рак. Но «рыбная ловля в озере в ставу р. Калитвы была в распоряжении владельцев, крестьянам дозволяется ловить рыбу в другом месте р. Калитвы в пределах отведенного им поземельного надела». Воды использовались и в качестве водопоя, но водопои в озере противу экономического двора и в р. Калитве противу распоряжении Владельцев, а все прочие речки и в озере водопои, среди крестьянского надела, должны состоять в общем пользовании Владельцев с крестьянами».
Также и жители слободы Большинской не в полной мере использовали для своих хозяйственных нужд леса и воды. Реки Большая и Калитва «с первых весенних дней, когда начинают таять льды, наполняются водой, которую стремительно несут к ним все притоки, особенно балки и ручьи. Вода возвышается и разливается по окрестностям. Например, 11 марта 1877 года разливом реки Калитва в слободе Степановке и поселке Ново-Николаевском снесено 19 домов… 1878 года февраля 25 в слободе Большинской разливом реки Большой снесено 20 домов и убытки высчитаны в 988 рублей». Но, несмотря на то, что реки каждой весной разливаются они не судоходны.
Качество земель слобод было различно. Рассмотрим «выписки исчислений топографического и настоящего проекта в довольствии слободы Степановки и слободы Большинской за 1859 год.
Особенно интересны сведения о крестьянских наделах составляют в период после реформы 1861 года. Многие крестьяне были посажены на паек земли, который брали в аренду. Земля наймов была плохого качества, отдаленная от жилья и приходилось платить за такие участки значительно больше. А помещики стремились сохранить за собой плодородные земли и как можно больше прав над крестьянами. Так выкупного договора между наследниками подполковника Николая Ефремова и временнообязанными слободы Степановки следует, что владельцы продают крестьянам «на 1652 души 10 ревизии земли по 1/3 душевого надела, то есть по 1 дес. и 4 000 кв. сажень на каждую ревижскую душу, всего 1227 дес. и 800 кв. саж., включая в это количество и всю крестьянскую и усадебную оседлость ценою по 40 рублей серебром с каждой ревижской души, всего на сумму 66 800 рублей. Деньги эти крестьяне должны уплатить сполна в течение 3-х лет, в 1863, 1864 и 1865 гг. в каждый год по 22,026 рублей 66 и 2/3 ком. серебром».
Сущность реформы хорошо отразилась в уставных грамотах. Для примера рассмотрим уставную грамоту слободы Большинской Донецкого округа, введенную на Дону одной из первых.
Наследники Н.С. Ефремова помещики одной из частей этой слободы отметили условия:
1. В сл. Большинской по 10 народной переписи мужского пола душ: 1413 крестьян. Здесь же отмечается, что 106 отказались от надела по статье 8 Местного положения. Причиталось на душу 3 ½ десятины, а всего 4560 десятин.
2. Количество земли, находившейся в пользовании у крестьян до обнародования положения определить невозможно, так как земля обмежована владельцами лишь в 1861 году. До этого времени владельцы крестьяне пользовались ею сообща при ежегодной перемене не только места, но и количества пахотной и сенокосной земли, но примерно до 6 000 десятин.
3. Крестьянские зимовники, находящиеся вне черты крестьянского надела, посреди господских земель, крестьяне должны перенести в течение года на отведенный им надел.
4. Ближние два водопоя, находящиеся против господского двора, остаются в пользовании владельцев, а крестьянам отводится отдаленный водопой на реке.
5. Находящиеся в слободе Большинской ярмарочная и две церковные площади, а также рыбная ловля в озерах остаются в непосредственном распоряжении Владельцев, рыбная ловля в реке Большой вошедшая в крестьянский надел должна быть сообща в пользовании Владельцев и крестьян.
6. За предоставленную в постоянное пользование крестьянам землю в количестве 3 дес. 1200 кв. саж. на душу причитается на основании 9 статьи дополнительных правил о крестьянах в Войске Донском, оборота с каждого душевого надела 8 рублей серебром в год, а со всех душевых наделов 10 424 рублей серебром. Рабочих дней за предоставленную крестьянам землю, по статье 2 дополнительных правил о крестьянах в Войске Донском причитается с каждого душевого надела: 36 мужских и 26 женских дней – всего 63 дня». Точного срока перехода на оброк не определялось, но указывалась возможность перехода с 1 апреля и 1 сентября каждого года. За исправное несение повинностей должно отвечать все общество круговою порукою. «В протоколе Присутствия при утверждении этой грамоты было записано: «настоящая грамота представленная крестьянам, но они без всякой причины оную подписать отказались», а в протоколе Присутствия от 09.03.1863 года говорилось, что «129 семейств этой части слободы, в количестве 442 души выкупили без содействия правительства свои земельные наделы, поэтому их общий надел уменьшен на 1547 дес.»
Явно, что наделы крестьян не соответствовали размерам их повинности, да и не всем были под силу. Так, например, в отчете царю 6 июня 1861 года говорилось, что «при введении в действие уставных грамот крестьяне увидят, что хотя они и получили новые права, в особенности личные, но их быт в материальном отношении почти не улучшился. Повинности 36 дней мужских и 27 женских равняется тем почти повинностям, которые они несли до настоящего времени крестьяне пойдут на оброк, но и при этой перемене быт их не улучшится. Оброк, положенный для здешнего края, весьма значителен по сравнению с назначенным душевым наделом».
Таким образом, крестьянин практически по-прежнему оставался в зависимости от помещика. Естественно, что данная грамота не удовлетворяла крестьян.
«Крестьянство России продолжало вести борьбу за землю и права свободного человека. Реформа, не удовлетворившая их требования явилась новым толчком для выступлений».
На Дону началось широкое движение против помещиков. Крестьяне отказывались подписывать грамоты, ссылаясь на «непонимание» вопроса или «неграмотность».
Выступали против реформы и временно обязанные крестьяне сл. Большинской Донецкого округа, «в которой по списку населенных мест Земли войска Донского к моменту падения крепостного права было 520 дворов – 5589 душ обоего пола. Из них 2979 мужского пола и 2 710 женского» - при обнародовании Положений 19 февраля «совершенно отказались, как видно из рапорта войскового наказного атамана военному министру, от лежащих на них повинностях в пользу владельцев до времени введения уставной грамоты».
Так как и до реформы положение было их тяжелым «они находились на 3-х дневной барщине, несли, кроме того, обременительную и другие повинности. Большинство крестьян страдали от малоземелья. Реформа 1861 года совершенно их не удовлетворяла». Теперь же крестьяне получали маленькие наделы 3,5 дес. На душу, да еще отбывали 3-х дневную барщину и другие повинности, усугубили положение крестьян. Волнения в сл. Большинской Донецкого округа с перерывами длились более 20 лет.
«Все попытки привести крестьян «к сознанию их долга повиновения и исполнения обязанностей к помещику… были бесполезны: буйные крестьяне с упорством отвечали, что со дня утверждения соответствующего «Положения» они должны работать барщину только по 36 дней в год или по 3 дня в месяц».
По отношению к крестьянам применялись жесткие расправы: ссылки, порка розгами, штрафы, конфискация и продажа имущества.
Так для подавления непокорных сл. Большинсакой, Голодаевки, Екатериновки были брошены значительные карательные силы «не сто казаков…, а разом целых шесть сотен, двинутых против поднявшихся крестьян по приказу наказного атамана». Только опираясь на силу 600 казаков власти заставили крестьян «понять свои заблуждения». С помощью военной команды в Большинской «были схвачены главные зачинщики – 15 человек, девять из которых отправлены донецкому окружному сыскному начальству, а шесть в присутствии крестьян наказаны розгами». В 1863 году крестьяне самовольно захватили земли войска и засеяли их, эти крестьяне были арестованы, а «хлеб был продан на корне м вырученные за оный деньги в количестве 2 138 руб. 91 коп. серебром приобщены к войсковым доходам». Зачинщики были преданы суду, всего 11 человек. Они были признаны виновными в буйстве «четверо к 1,5 года, двое на 1 год, двое на 6 мес. и трое оставлены в подозрении». Главный же зачинщик Иван Королев … осужден на каторжные работы на 4 года».
«Всего в Большинской, Голодаевской и Екатериновке только одних «главных зачинщиков» схватили и отправили в окружной острог «в числе 20 человек».
Протест крепостнических Положений выливался в форме упорного отказа от выполнения барщины. Крестьяне не только не признавали распоряжений помещиков и местной администрации, но открыто сопротивлялись воинским командам. Так Крикунов отмечал, что «расправа с ними (крестьянами) весной 1861 года не изменила их настроений и взглядов, они по-прежнему, не только не вносили «никаких платежей, не слушали убеждений ни сельских, ни волостных властей, ни мировых посредников. Так и пробыли они в состоянии «глухого упрямства» более двух лет, полностью избавив себя от выполнения каких бы то ни было повинностей».
Атаман Хомутов, зная о настроении крестьян в Большинке считал, что «верное средство… усмирение, которое «к сожалению, применить… невозможно» это объявить большинцам, что «они вноь записаны в крестьянство Н.Н. Ефремова».
4 апреля 1864 года Донецкое окружное начальство вновь донесло о том, что в слободе Большинской ведут агитацию временно обязанные крестьяне И. Королев и П. Иванов, бежавшие от наказания в 1863 году и тайно туда приходящие. Крестьяне «не принимают земельного надела, уничтожают своим скотом помещичьи посевы и самовольно распахали и засеяли в значительном количестве близлежащую воинскую землю».
На подавление крестьян на этот раз двинуты два дивизиона атаманского полка и две сотни административных казаков. «У крестьян отобрали скот и продали его с аукциона за невнесенный штраф. Потом экзекуционная команда из армейских казаков в составе более 1 тыс. человек окружила крестьян на площади и потребовала, чтобы они приняли от помещика надельную землю».
Однако «большинцы» заявили, что для пропитания они «вырабатывают» землю у сторонних лиц гораздо сходне. Так же крестьяне не признавали сельского старосту и волостного старшину за власть, не повиновались мировому посреднику и сыскному начальству.
В ответ на это «начальники озлобились и распорядились сделать над нами пытку, а именно – 27 человек жестоко наказали палками. При наказании нас полковник Долотин, есаул Хорошилов, войсковой старшина Калмыков посреди наказания добивались от крестьян, чтобы приняли от помещика надел земли, кто из крестьян скажет «принимаю», того отставляли бить, а кто скажет «не принимают» того бьют пока скажет принимаю».
В 1865 году опять крестьяне отказываются выполнять «обязанности в отношении к правительству и владельцу, чрез что накопилось на них недоимки владельцам до 2 тыс. руб.».
Волнения крестьян продолжались и дольше. 28 декабря 1867 года наказной атаман докладывал о продолжавшихся волнениях крестьян. Для экзекуции была выслана команда 50 человек, которые просили помощи для подавления восстания. Был послан генерал-майор Пилсудский, но крестьяне оставались непокорными. «Мы повинуемся божьим властям и царскому манифесту, но не признаем других властей, отказываемся принять панскую землю и за неё платить выкуп».
Для подавления решено было выслать крестьян семьями в Астраханскую губернию, 42 семьи были высланы. Для смягчения положения «остальным большинцам проставили отсрочку в уплате недоимок и податям до 1 января 1869 года».
Однако, волнение продолжалось. Крестьяне слободы Большински потерпев поражение на первом этапе в 60-е годы, продолжали борьбу в 70-е – 80-е годы.
Но надо отметить, что волнения уже не носили остроты характера, но все равно оставалось массовым.
Формой борьбы по-прежнему массовый и упорный саботаж уплаты недоимок по выкупным и другим платежам. Они не только не платили, но и не являлись на Волостной сход. А за неплатежи, которые не выплачивались в течение 20 лет за крестьянами накопилась «сумма недоимок в 48 689 руб. 52 коп.». Для усмирения два раза вводили военное командование, проводились экзекуции над крестьянами, но они упорствовали. «Единственный выход из этого положения, по мнению окружного присутствия, предоставить исправным плательщикам выделиться и образовать особое общество, а над остальными упорствующими недоимщиками учредить исключительную власть с военною силою на счет государства, которой вверить опеку как в административном, так и хозяйственном отношении над этим обществом, предоставив той власти производить посредством наряда общественную запашку и принимать другие меры, какие она найдет более целесообразными по местными условиям, к скорейшему очищению недоимки и своевременному взносу текущих платежей, до тех пор пока крестьяне вполне сознают необходимость подчиняться высочайше установленным властям и высочайше утвержденным узаконениям».
Оставлять дело на окружную полицию было бесполезно, так как крестьяне убедились в бессилии власти, что могло повлиять на дальнейшее сопротивление не только крестьян слободы Большинской, но и других окрестностей. Несомненно события восстания повлияли на крестьян других волостей, особенно Талово-Калитвенской. Следовательно, волнения большинских крестьян, по существу не прекращавшиеся более 20 лет, явились событием большой важности в развитии революционного движения крестьян.
В ходе волнений в 70-х-80-х годах давало о себе знать имущественное расслоение крестьян. Например, «большинские кулаки считали, что им не по пути с бедняками и середняками. Семь человек из них, чтобы не нести ответственности за волнения, подали заявление об отчислении их из Большинского общества».
На духовное развитие сельчан слобод оказывали влияние церкви, как в сл. Ефремо-Степановской «бывшего войскового атамана Стефана Данилова-Ефремова: в 1774 году построена деревянная церковь, с одним престолом во имя Святого Апостола Первомученика и Архидиакона-Стефана…, на той же самой площади в 1864 году усердиями и на средства владельца Войскового старшины Александра Николаевича Ефремова с братьями построена церковь настоящая».
Данная церковь была построена из кирпича, с деревянными сводами, кирпичной колокольней, покрыта листовым железом, ограда вокруг кирпичная и по числу прихожан поместительна. В этой церкви три престола: «главный по имя Святейшего Святого Апостола Первомученика и Архидиакона Стефана, правый во имя Святителя Чудотворца Николая, левый во имя «Божьей Матери всех скорбящей радости» последний построен на старания и средства купца Саввы Антипова-Толкачева».
По штату при церкви положено три священника, 1 дъякон и 3 псаломщика. У священника Иоанна Гринева дом был деревянный, крытый железом и надодился в его собственности, у диакона, Николы Григорьевского, тоже дом находился в его собственности каменной постройки, крытый железом, у Александра Каменикова дом каменный, крытый соломой, а остальные члены причта имеют квартиры по найму. «На содержание священнослужителей определенного жалования нет, а пользуются они доходами от прихожан за предоставление и процентами с 500 рублей причтового капитала… Здание, принадлежащее церкви, сторожка кирпичная средних размеров, крытая железом, находящаяся в юго-западном углу церковной ограды и такого же размера и материала, другое здание в северо-западном углу церковной ограды, в последнем женская церковно-приходская школа».
В слободе же Большинской до 1881 года находилось две церкви. Так первая церковь построена в 1789 году «на средства атамана Ефремова Даниила-Стефана. Здание этой церкви было деревянное с такой же колокольней, ветха и по количеству прихожан не поместительна». В 1857 году по ветхости была закрыта, в 1862 году 14 марта по указу Донской Духовной консистории при помощи помещика войскового старшины Александра Ефремова «поправлена» и вновь открыта для совершения священнослужения.
1. «Престол в ней один холодный во имя Рождества Богородицы».
2. Утварью снабжена достаточно.
3. Штат: священник 1, дъякон 1, причетника 2.
4. Земли при ней отмежеванной нет.
5. Дома у священника Андрея Попова, дъячка Алексия Синельникова, пономаря Ивана Дахневского, каменные собственные, на купленные ими у владельца усадьбы, а дъякон Василий Иванов имеет свой, но только на крестьянской земле.
6. Зданий, принадлежащих сей церкви, кроме караульного, складского из дикого камня и покрытого соломой и хоз. заведений нет.
Церковь во имя Рождества Богородицы так и не была восстановлена, так как состояние прихожан «скудно». Священник Андрей Попов докладывал «Его Высокоблагословению Большинскому благочинному священнику Иякову Голубятникову; что «прихожане сгоревшей Рождестов-Богородицкой церкви сл. Большинской, испросившие дозволения Епархиального начальства построить новую церковь на место сгоревшей, не только не начинали строить оную и не делали никаких заготовлений для постройки, но и не имеют никаких к тому средств. Они живут в крайней бедности без своего хлеба, отопления и другой необходимой имущественности для своего существования, вышли в неоплатные долги в государственное казначейство и частью многие заимодавцам; так что о постройке новой церкви, при таком их общем крайне бедственном положении, им и подумать иметь возможности, да и общего согласия для постройки новой церкви между ними нет».
Другая же церковь Христо-Рождественская этой слободы:
1. «Первая построена в 1857 года по усердию и на средства умерших помещиков вдовы полковника Евдокии Акимовны и подполковника Николая Стефановича Ефремова»;
2. Она каменная с такой же колокольнею покрыта листовым железом, крепка и по числу прихожан весьма поместительна, ограда вокруг нее;
3. Престол в ней один во имя Рождества Христова;
4. Утварью снабжена достаточно.
5. Пристав в ней положено по последнему штату утвержденному в 1860 году: священник – 1, дъякон – 1, дъячек – 1, пономарь – 1.
6. Особо отмежеванной церковной земли – усадебной, пахотной и сенокосной при этой церкви не имеется.
7. Дома у священнослужителей собственные. У священника и дъякона каменные, на собственной земле, приобретенной покупкою», а у пономаря деревянный, на земле тещи его пономарской вдовы Парискевы Петровской;
8. На содержание священнослужителей определенного жалования ниоткуда не получается, а пользуются они доходами от прихожан, за исправление духовной службы, содержание посредственное…».
«В 1896 году при сей церкви открыта школа грамоты… число учеников в ней 21 мальчик и одна девочка, а в приходе сей церкви поселке Пестряковском при балке Гириной открыта школа в 1899 году… число учеников в ней 70 мальчиков и 53 девочки». В Большинском приходе с 21 сентября 1878 года существует 2-х классное министерское училище, в котором учатся 175 мальчиков и 13 девочек… с октября 1886 года открыта церковноприходская школа, в 1897 году она переименована в женскую в ней обучается 53 девочки… В ноябре 1896 года в слободе открыта вторая церковноприходская школа, в ней обучается 126 мальчиков, а девочек 37».

Таким образом, слободы Ефремо-Степановская и Большинская поселенные Ефремовыми еще в середине 18 века уже в начале 19 века представляли собой крупные селения. Так по данным 1843 года из топографического описания слободы Большинской, в селе 307 крестьянских дворов, душ мужского пола 1073, а женского 1024. В слободе Степановской из данных топографического описания за 1858 год в селе 276 крестьянских дворов, душ мужского пола 1140, женского пола – 1125.
Крестьяне сел жили в основном в бедности. Основным занятием сельчан данных слобод было хлебопашество, скотоводство и сенокошение. Большинка прорезана рекой Большинской, а Степановка рекой Белая Калитва, кроме рек в довольствие слобод входили озера, крестьянство занималось рыбной ловлей, для «местного употребления». Водные ресурсы использовались для водопоев скота. По уставным грамотам четко определялись места рыбной ловли и водопоев крестьянства и владельцев.
Положение крестьян данных слобод принципиально не отличалось от положения крепостных крестьян в стране вообще, и крестьянские выступления были такими же как в центре России – стихийными и не организованными.
Крестьяне не представляли четко целей своих выступлений, верили в царя и надеялись на его «защиту». Выступая против реформ, они были убеждены, что это «не настоящая воля», что помещики их обманывают, стремились захватить помещичьи земли, получить личную свободу. Массовый отказ крестьян от подписи уставных грамот был формой пассивной борьбы против помещичьего произвола. Но у царского правительства даже такая форма крестьянских выступлений вызывала серьезные опасения. Поэтому оно боролось с уклоняющимися от подписи уставных грамот и принятие надела крестьянами «кнутом и крестом».

* * *

Л. Терешкина.
«Светла дорога к храму» (150-летию Христорождественской церкви в слободе Большинка Тарасовского района.

Слово «судьба», наверное, применимо не только к людям, но и к зданиям. У этого сейчас полуразрушенного храма – большое, с длительными светлыми и мрачными периодами, прошлое. Своя драматическая история…
Даже не каждый старожил-большинец знает, что на рубеже 18-19 вв. в родном селе принимала прихожан скромная деревянная церковь. За давностью лет здание начало ветшать, и его закрыли, как сказано в Архивной Ведомости 1909 года, «раскопанной» недавно местными исследователями старины, «на подновление». После реконструкции церковь опять стала действующей, однако через некоторое время ее стер с лица земли пожар.
Словно предвидя несчастье, помещик Николай Ефремов с супругой Евдокией пожертвовали солидные средства на возведение в слободе второго культового здания. Будучи освященным 7 января (по новому стилю) 1857 года, храм стал величаться Христорождественским. В нынешнее Рождество ему 150 лет.
Сохранившаяся прадедовская фотография дает представление о внушительных размерах и величавой красоте церкви. В действительности этого, к горькому сожалению, не увидишь. Восемь последних десятилетий храм служил складом. В нем, «обезглавленном», изуродованном (купола, колокольню, кресты после Октбярьской революции 1917 года сняли), хранили зерно, муку и другую сельскохозяйственную продукцию. Позднее, уже на памяти тех, кому сегодня сорок-пятьдесят, за этими надежными стенами стали укрывать ядохимикаты, минеральные удобрения.
- Желание реставрировать храм, вернуть ему первозданную красоту, - рассказывает директор акционерного общества «Большинское» Юрий Башмаков, - не покидает многих жителей слободы, в том числе и меня. Но пока не позволяют финансы. На одну лишь обработку помещения составами, оздоравливающими после длительного хранения пестицидов, потребуется кругленькая сумма…
Совместно с настоятелем Свято-Покровского мужского монастыря (обитель находится не столь уж далеко от Большинки – в селе Верхне-Макеевка Кашарского района) Алипием выбрали как бы промежуточное решение. Вольно или невольно начало положил председатель Тарасовского райпо Валентюк. Когда возник вопрос о передаче Большинскому поселению одного из зданий, принадлежащих кооператорам, Лилия Николаевна решительно сказала: «Под магазин вы его не получите – зачем нам лишний конкурент? Под кафе или нечто другое – тоже. Иное дело, если под церковь. Вы же давно хотите, чтобы она была в слободе!»
Доводами в пользу этого послужили хорошее состояние просторного здания и нахождение его в самом центре слободы, напротив стен Христорождественного храма.
Не сочтите банальной фразу: создавали храм действительно всем миром. И внешние, и внутренние работы, включая роспись иконостаса, сооружение малой звонницы, благоустройство территории, выполнены исключительно на пожертвования. Люди, заинтересованные в том, чтобы в Большинке открылась церковь, отыскались в Воронеже, Москве, Калининграде и других уголках России. Нашли отклик обращения отца Николая, руководившего реставрацией, у тарасовский предпринимателей и десятков «простых» жителей нашего района.
Невозможно переоценивать сделанное акционерным обществом «Большинское». Оно не только пожертвовало крупную денежную сумму, но и непосредственно участвовало в строительстве. Прораб Владимир Гонтаренко наведывался сюда даже чаще, нежели на объекты родного предприятия. Сумел еще раз показать себя знающим специалистом и опытным организатором.
Итог налицо: напротив 150-летнего храма выросла ослепительно белая и красивая «молодая» церковь. Она словно распространяет вокруг сияние, зовет войти внутрь. За четыре месяца свершить такое могли только люди, по-настоящему одержимые благородной целью.
Церковь тоже назвали Христорождественской. Освятили ее 21 сентября 2006 года, в день Рождества Пресвятой Богородицы. А в Рождество Христово здесь состоится служба по случаю и большого православного праздника, и полуторавекового существования большинского храма.
Сам же «юбиляр» будто застыл в ожидании и надежде. Да поможет людям Бог, придет и его очередь.
«Село Мегаполис», № 8, 2007 г.

Прикрепления: 8225719.jpg(95Kb)


Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Помни, ковчег был построен любителем. Профессионалы строили «Титаник».
 
Тарасовский форум » Основные форумы » Жизнь Тарасовки » Слобода Большинка (История слободы Большинской)
Страница 1 из 11
Поиск:

.