Вторник, 21.11.2017, 22:26
 
Начало Форум Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Мини-чат · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Тарасовский форум » Основные форумы » Жизнь Тарасовки » Поселок Тарасовский (Это наша с тобой биография)
Поселок Тарасовский
lexxДата: Воскресенье, 09.11.2008, 19:34 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 295
Репутация: 2
Статус: Offline
Поселок Тарасовский начинает свою историю с возникновения в Донецком округе Области Войска Донского частновладельческого поселения Верхне-Тарасовского на реке Глубокой помещиков Тарасовых.

В конце 18 века с образованием старшин как высшего сословия на Дону, с их стороны проявлялось стремление обеспечить свое материальное положение. Отчасти по праву сильных, отчасти в виде раздачи от имени Канцелярии войсковых дел и войскового гражданского правительства, войсковые атаманы и старшины начали занимать в свое пользование войсковые юрты, т.е. войсковые свободные земли, а иногда и земли, принадлежавшие к станичным юртам и земли, переданные Войском другим владельцам (например, калмыкам). Одновременно с этим, на земли, занятые старшинами, начинается переселение вольных черкес, впоследствии получивших название приписных за старшинами поданных малороссиян. Протесты станичных обществ игнорировались старшинами и в тех случаях, когда Войско или представители государственной власти почему-либо их не поддерживали, они нередко продолжали пользоваться незаконно захваченной землей.1

В апреле 1792 года войсковая канцелярия Войска Донского рассматривала просьбу старшины Ивана Тарасова «о позволении ему занять место под построение хутора и поселение поданных его малороссиян и с ними хлебопашеством и сенокосом иметь довольствие», на вершине речки Россошь при части Тимошиной балки в Донецком округе, в восьми верстах от хутора Кумшацкого. Здесь же упоминается существовавший уже хутор Дмитрия Тарасова при «части речки Россошь». Однако, просьба была отклонена, чтобы не создавать «притеснений калмыкам и их конным табунам».2
По сведениям на 1822-1832 гг. при реке Глубокой существовали пос. Тарасовский, насчитывавший 47 деревянных домов и поселок Нижний Тарасов, с 52 деревянными домами.3

К 1843 году границы владений поселков Верхне- и Нижне- Тарасовых были таковы: к северу – с юртом Митякинской станицы и довольствиями пос. Кумшацкого; к востоку - с довольствием пос. Туроверов, Россошинский, Марьевский-Ушаков; к югу – с довольствием пос. Фомина, сл. Дячкиной и юртом ст. Митякинской; с запада – с юртом той же станицы.

Большая часть территории поселений была ровная, прорезалась речками Глубокой и Россошью. Правые берега этих речек состояли из небольших, но крутых возвышенностей. Грунт в основном был черноземный и лишь в некоторых местах, находящихся по правым сторонам речек Глубокой и Россоши солонцеватый и каменистый. Леса занимали 32 десятины 1950 саж.

Речка Глубокая протекала с юга на север по урожайной долине этих владений. Вода ее была пресная, пригодная к употреблению. Русло – иловатое. Ширина от 5 до 10 и 15 саж (1 саж. – 2,13 м), глубина – от 2 до 8 футов (1 фут – 30,5 см). Берега реки соединяли два деревянных моста, которые «находились в худом положении».

С востока на запад протекала река Россошь, ширина ее составляла от 4 футов до 10 саженей, а глубина – 1-8 футов. На этой речке тоже было два деревянных моста. Через один, из которых проходила почтовая дорога, и второй «при верхнем конце усадьбы пос. Верхне-Тарасова при вновь построенной почтовой станции Россошинской».

Пролегавшая через довольствие поселков почтовая дорога именовалась «Казанский тракт» от нее отделялась большая чумацкая (проселочная) дорога, соединявшая слободу Дячкину через поселок В-Тарасов со станицей Казанской.

Поселок Н-Тарасов принадлежал есаулу Дмитрию Петровичу и жене его Цесарине Тарасовым и располагался на правой стороне реки Глубокой при устье балки Дубковой. Поселение насчитывало 55 крестьянских дворов, в них: мужчин – 126, женщин – 130, господский деревянный дом с пристройками.

Поселок В-Тарасов принадлежал есаулу Николаю Петровичу Тарасову и располагался по левой стороне реки Глубокой и с левой стороны впадения реки Россошь в реку Глубокую. Поселение насчитывало крестьянских дворов 55, крестьян: мужчин – 133, женщин – 142, господский деревянный дом с пристройками. «При верхнем конце усадьбы сего поселка по правой стороне реки Россошь находится вновь построенная деревянная почтовая станцииРоссошинская с каменным сараем …»4 Станция была переведена из степи и находилась на довольствии поселков Тарасовых.5

В поселках находились два господских фруктовых сада и три рощи. Первый сад принадлежал есаулу Николаю Петровичу Тарасову и располагался в пос. В-Тарасовом на левой стороне реки Глубокой. по левой стороне впадения реки Россошь в реку Глубокая и занимал территорию шириной 43 саж. и длиной 52 саж. Второй – есаула Дмитрия Петровича Тарасова в пос. Н.Тарасовом по правой стороне реки Глубокой при господском дворе (длина 150 саж. ширина 45 саж.).

Все три рощи принадлежали есаулу Дмитрию Петровичу Тарасову. Первая «находилась по правой стороне р. Глубокой выше сада», вторая - при нижнем конце усадьбы пос. Н-Тарасова и третья – над «ставом при котором устроена водяная мельница, принадлежавшая Дмитрию Петровичу Тарасову. Рощи состояли из насаженных деревьев, кроме этого над мельницей при ставе и на островах, находящихся на реке Глубокой при пос. Н.Тарасовом находились посаженные деревья, принадлежавшие также Д.П. Тарасову.

При поселке В-Тарасовом на реке Глубокой при впадении в нее балки Средней Колодезной располагалась деревянная водяная мельница «о двух амбарах, имеющая шесть снастей и при ней хата». Здесь же был деревянный постоялый двор «при верхнем конце усадьбы самого поселка, принадлежащие Николаю Петровичу Тарасову и одна деревянная ветряная мужичья мельница».
В пос. Н-Тарасовом находилась этапная команда для препровождения арестантов, она помещалась в наемной мужичьей избе.6

В 1859 году в пос. В-Тарасовском Карпово-Глубокинской волости насчитывалось 38 дворов, в них мужчин – 92, женщин – 101. В поселке Н-Тарасовом – 40 дворов, в них: мужчин – 95, женщин – 96.7

После отмены крепостного права в 1862 году крестьянам пос. В-Тарасовского была дана уставная грамота с условием перехода с 1 января 1863 года с барщины на оброк. 8

В 1865 году в Донскую духовную консисторию на имя архиепископа Донского и Новочеркасского было подано прошение крестьян пос. В-Тарасовского о разрешении строительства деревянной церкви во имя Святителя Тихона Новоявленного Чудотворца. До построения храма крестьяне просили разрешить им совершать богослужения в молитвенном дом, который был пожертвован владельцем Николаем Николаевичем Тарасовым.9

В 1869 году церковь была построена. Деревянная, на каменном фундаменте с такой же колокольней. Однопрестольная, внутри и снаружи была окрашена. Крыта железом, выкрашенным в зеленый цвет с двумя позолоченными главами, с железными вызолоченными крестами. 10

В 1884 году в собственном доме священника Гавриила Федоровича Мясищева была открыта одноклассная земская школа.

В 1892 году при церкви была открыта одноклассная женская школа, которая в 1901 году была преобразована в двухклассную. Помещалась школа в здании, принадлежавшем церкви. В 1908 году епархиальный училищный совет по ходатайству священника Василия Губанова, разрешил принимать в эту школу на вакантные места и мальчиков. В 1906 году с разрешения епархиального начальства церковь была расширена пристройками с двух сторон. 11

По сведениям всеобщей переписи 1897 года в слободе В-Тарасовской было 220 дворов, в них проживало: мужчин 683, женщин – 689. Из них грамотных мужчин – 131, женщин – 41; неграмотных – 552 мужчины и 648 женщин. Ремесленники: два портных, модистка, два сапожника, два печника, столяр, кузнец, два плотника, бондарь, слесарь. Основная часть населения занималась земледелием.12

В сентябре 1906 года поселяне Генрих Янцен и Яков Тиссен получили разрешение на устройство в слободе В-Тарасовской паровой вальцевой мукомольной мельницы. Общество слободы заключило с ними договор об аренде места (под мельницу) на 9 лет с платой ежегодно в доход общества по 200 рублей. 13

1 декабря 1913 года в слободе Тарасовской (так в тексте) при почтовом отделении был открыт телеграф. Телеграф был открыт по ходатайству промышленников и торговцев, так как слобода имела большое народонаселение хлебопашцев, а также много торговопромышленных заведений: торговля мануфактурным, бакалейным, скобяным, зерновым, хлебным и др. товарами, заводы: черепичный, мукомольный и кирпичный.

В 1915 году в слободе В-Тарасовской существовало 272 двора, в них 584 мужчины 576 женщин, земельное довольствие составляло 766 десятин. В слободе располагались волостное и сельское правления, почтовое отделение, церковь, церковно-приходская школа, три паровых мукомольных мельницы, кирпичный завод. Со 2 по 8 февраля и с 4 дня святой пасхи 10 дней проводились ярмарки. 15

До 1958 года слобода В-Тарасовская существовала как самостоятельный населенный пункт. В июле 1958 года она была объединена с поселками Колодезный, Пуриковка, пос. совхоза Дорурса, пос. центральной усадьбы Тарасовского зерносовхоза и рудоуправления и в результате объединения образовался рабочий поселок Тарасовский - центром Тарасовского района, Ростовской области.

Библиография:
1. Газета «Донской вестник» № 36 от 11 марта 1868 г.
2. ф. 341
3. ф. 55
4. ф. 429
5. ф. 429
6. ф. 429
7. Список населенных мест на 1859.
8. ф. 213
9. ф. 226
10. Там же
11. Там же
12. Список населенных мест области войска Донского по первой всеобщей
переписи, 1897.
13. ф. 301
14. ф. 3
15. Алфавитный список населенных мест ОВД.
16. Справочник территориальных преобразований и перемещений населенных
пунктов Ростовской области за 1937-1970 гг.

Газета «Родная сторона» к 200-летию образования поселка Тарасовского. (1992 год).

Жизнь по чести и совести.
Людей такого возраста, как Алексей Антонович Манохин, в нашем поселке осталось единицы. Разменяв девятый десяток, он еще бодр не по своим годам работоспособен. А по зрению ему могут позавидовать и молодые – не нуждается в очках.
Об истории поселка Алексей Антонович знает не так уж много, потому как родился и вырос и всю трудовую жизнь провел на соседнем хуторе Атаманске. На работе тоже знал одно место – железную дорогу. Но сама по себе жизнь этого человека интересна, поучительна. Важно еще то, что все пятеро детей связали свою судьбу с поселком, авторитетные и уважаемые люди.
Алексей Антонович вспоминает о поселке дореволюционного времени, когда он представлял собой маленькую, из четырех улиц слободу Верхнюю Тарасовку, все жилые постройки которой размещались на западной стороне железной дороги. Наиболее характерными достопримечательностями были церковь и школа, мельница и несколько магазинов.
Чтобы одеть, обуть семью в 13 человек, отцу Алексея Антоновича приходилось значительную часть урожая сбывать тарасовским купцам. Бывало, едут на телеге, груженой зерном, а в районе нынешней нефтебазы уже поджидают приказчики. Каждый старается заманить на свою сторону, предлагая цену за пуд на копейку-другую больше.
Пригласив отца в магазин, приказчик выбрасывал перед ним тюки материи:
- Бери-выбирай, можно за деньги, можно и в долг. А тебе в подарок ситца на рубаху, жене твоей – на фартук.
Так и попадали в зависимость к купцу, считая себя обязанным перед ним. В следующий раз везли сюда не только зерно, но и другую продукцию, хотя рядом давали высокую цену.
Начиная с 1929 года – 32 года трудился на железой дороге. Все время был как бы приписан к коллективу станции Тарасовка. В трудовой книжке старожила есть запись начальника отдела кадров Лиховского отделения дороги, где он характеризует Алексея Антоновича как лучшего из лучших путевых обходчиков. В свою очередь на одном из рабочих собраний начальник станции Н.И. Мельников заметил в шутку и всерьез:
-Манохин у нас самый малый ростом, зато по делам, с ним не могут сравниться путейцы-богатыри.
На первый взгляд, работа обходчика вышагивать по шпалам да простукивать молоточком стыки рельсов, примечать трещины, промоины, перекосы, закосы. Хотя бы даже и так, и то надо пройти в день 18 километров . Один обход днем и два обхода ночью в любую погоду. А подсыпка щебня, подбивка костылей? Когда требовалось, обходчик вместе с путевыми рабочими менял рельсы, разгружал платформы с балластом. Открытую платформу разгружает один за 20 копеек оплаты, крытую – вдвоем, тоже по мизерной расценке. И надо успеть за 15-20 минут, пока есть «окно» между проходящими поездами.
Вся большая семья Манохиных жила интересами отца, помогала ему. Обычно перед праздниками пятеро детей белили путевые столбики, специально собирали, а потом укладывали в цепочку тоже побеленные камешки, выкладывали из них на откосах буквы и символы.
Дети понимали отцовские трудности. Придет после трудного обхода домой, а тут уже ворох рваной обуви ждет ремонта. После ужина брался за починку при керосинной лампе. В то трудное военное время с болью в сердце воспринимал вдовью и сиротскую беду. Никому не отказал, не выпроводил за порог без внимания и поддержки.
Алексей Антонович и после выхода на пенсию продолжал трудиться. Только рядом с домом, в колхозной бригаде. Плотничал, пас телят. Брался за любую работу, где требовалась помощь. И здесь всегда оставался на хорошем счету. Руководство колхоза «Правда» всегда считало его своим человеком и рассчитывалось за труд как со всеми колхозниками.
Потом Алексей Антонович переехал к младшей дочери на жительство в поселок Тарасовский. Пенсионер и на 92-м году жизни не сидит без дела. Колет, пилит дрова, складывая их под навес. Не забывает и сапожное мастерство, когда надо починить обувь. В семье дочери Анны Алексеевны отец надежный помощник по хозяйству.
Не только будни были у этого человека. Праздник случался каждый раз, когда над хуторским лиманом поднималась песня. Куда … девалась усталость. Для Алексея Антоновича песня и есть праздник. В его памяти хранятся десятки казачьих народных песен, которые любит сам петь и послушать. Он был первый плясун в семейной компании на свадьбах, вечеринках.
И вот теперь все позади. Похоронил жену Лукерью Кондратьевну. Из сослуживцев по работе осталось только двое, в гости к ним уже не побежишь, не те годы. Успокоение души Алексей Антонович находит в светлом храме, где чувствует себя равным среди других. Потому каждый праздник шагает за три километра в церковь.
- На старости лет, - говорит, - не будешь напрашиваясь, чтобы подвезли. Остановится большая машина, я на нее не вскарабкаюсь. А малые легковушки проскакивают все чаще мимо.
У ветерана и дети уже ветераны. Старший сын Иван Алексеевич Манохин возглавляет районный совет ветеранов, участник войны, работник милиции. Дочь Мария тоже на пенсии, но еще трудится в ДРСУ. Настоящими мастерами своего дела , хорошими тружениками известны в поселке дочь Александра и сын Василий. Меньшая в династии Манохиных – Анна Алексеевна – много лет возглавляет бригаду швейников в управлении бытового обслуживания, неоднократно избиралась депутатом райсовета.
На арену жизни уже вышли внуки Алексея Антоновича. У всех по делам и поступкам очевидна его закалка, его принцип – работать по совести, жить без корысти, уважать людей и дорожить их доверием.

И. Краснянский.
23 июня 1992 года.

На крутых поворотах судьбы.

Совсем мало архивных материалов о поселке Тарасовском. Вот и приходится раскрывать его историю через судьбы людей. Сегодня у нас встреча еще с одним старейшиной – Павлом Александровичем Устюхиным. Ему 89 лет. Вся жизнь проходила в бурное время революций, индустриализации и коллективизации страны, и Великой Отечественной. В 1959 году Павел Александрович уже был на пенсии по льготному стажу как горнорабочий.
Место работы – рудоуправление, должность – камнелом. Молодые люди, родившиеся уже после того, как Устюхин ушел на пенсию, наверное, и не представляют, что, значит, ломать камни. Это – когда у тебя в руках в качестве орудия труда только кувалда и надежда на одни мускулы, чтобы хватило силенок крушить после взрыва или просто в забое кварцитовые глыбы. Ни много, ни мало отколол и погрузил в машину десяток кубов. Закалка здоровья получилась хорошая и на всю жизнь.
Павел Александрович жалуется, что стал слышать биение сердца, правый глаз видит только вдаль, а левым можно читать без очков. Правда, в магазин уже не ходит, взят на полное попечение заведующей МТФ колхоза «Заветы Ильича» Таисией Макаровной Темниковой и ее детьми. Общее состояние здоровья продолжает ухудшаться и, конечно, неплохо было бы, чтобы в рудоуправлении вспомнили о своем ветеране.
Еще жалуется на память, которая стала подводить. Тогда какой же она была, если и сейчас помнит десятки фамилий, имен и отчеств людей, живших до войны. На вопрос, кто были самые зажиточные на его родине, в хуторе Колодезном, находящемся теперь в черте поселка Тарасовского, Павел Александрович четко ответил:
- Настоящими хозяевами и хлеборобами считались Стефан Петрович Харланов, Кузьма Васильевич Харланов, Стефан Федорович Кудинов. Кстати, вы, может, знаете или помните его сына Николая Стефановича Кудинова? Хуторским атаманом много лет был Петр Матвеевич Коломыйцев. А его сын Никифор Петрович Коломыйцев уже в послевоенное время возглавлял у нас довольно авторитетную и богатую контору «Заготскот».
Атаман на хуторе признавался как власть и суд. Прогулял казак, надебоширил – к атаману. Тот стукнет насекой (палка с гербом на конце) о пол – получай 25 плетей. Был случай, одна женщина провинилась – сорвала дыньку на соседней бахче, хотя у каждого свои бахчи были. Подзабыл ее имя. Знаю, Быкадорова, по отчеству Михеевна, жена Степана Романовича Быкадорова. Вместо порки ее провели на веревочке по хутору с этой дынькой на шее. Так и прозвали женщину «дынькой».
Что касается слободы Верхняя Тарасовка, - то здесь вся власть сосредотачивалась в волостном управлении, в составе урядника и волостного старшины. Касательства к ним по причине малолетства не имел, потому фамилий назвать не могу. Знаю, что строгость и порядок крепко держали.
Одно вот плохо было: иначе как дурью это явление не назовешь – слишком уж враждовала между собой молодежь Тарасовки и Колодезного. Разделение на хохлов и казаков начиналось с мальчишеских потасовок и нередко приводило к мордобою, когда взрослые шли друг на друга стеной. И все равно власти не доводили до трагедий. Все обходилось синяками, ушибами.
В Колодезном, в основном жили пахари, у каждого только под хозяйственными постройками и дворами находилось не менее десятины земли. Исполнилось 17 лет – получай семь десятин под пашню. А в слободе наделов не имели, больше арендовали землю да занимались ремеслом, работали по найму. Только в районе нынешней улицы Мира вблизи ее были маслобойни Ивана Марковича Литвинова, немца Карла Богдановича Баумгардта (потомки и поныне живут в поселке Тарасовском). Так называемая Шамяткина мельница действует и поныне. Тут же поблизости вел производство местный мастер по выделке овчины.
Вы хотите знать, кто построил нынешний мельзавод? Скажу – немец Киссен. И тут же рядом по нынешней улице Вокзальной стояли ссыпки, где принимали зерно и магазины при них. Широко, с размахом вели купеческие дела, имели свои перерабатывающие предприятия братья Васищевы – Алексей Алексеевич, Иван Алексеевич, Петр Алексеевич и еще Михаил Николаевич Васищев. Это в их домах много лет, да и сейчас размещаются районная больница, поликлиника. Васищевы имели свою мельницу на краю хутора Липовки.
Через речку от райбольницы по правую сторону находился штаб казачьих лагерей. А за железной дорогой, где ремонтная мастерская и вторая молочная ферма колхоза «Заветы Ильича», стояли казармы, ниже проходили учения и казачьи сборы. В них принимали участие казаки от десятилетнего возраста и старше. Помню мы, мальчишки, с деревянными шашками отрабатывали приемы рубки. Нашим командиром был урядник Никанор Михайлович Косоротов.
Он учил различать воинские звания, к кому как обращаться. На погонах одна полоска и две звездочки – хорунжий, три звездочки – сотник, четыре – подъесаул, одна полоса без звездочек - есаул. К ним полагалось обращение с «вашего благородия». А дальше две полосы и три звездочки – войсковой старшина, две полосы без звездочек – полковник. Обращение уже «ваше высокоблагородие». При встрече с «благородием» просто отдаешь честь, а с «высоким благородием» становишься во фронт и отдаешь честь. Вступаешь в разговор только тогда, когда к тебе обратятся. Спросят, кто таков, обязан ответить: « Казак станицы Митякинской, Донецкого округа, Войска Донского» и назвать свою фамилию.
Году этак в 1913-м на майские учения в наши края приехал генерал Макеев. Войсковой старшина Слюсарев принимал парад. Генерал обращался с приветствием к каждому подразделению в отдельности со словами: «Здорово, братцы станичники!», «Здорово братцы гвардейцы!» и т.д. А к нам, подросткам, тоже обратился, но с юмором: «Здорово, старики!». Мы дружно ответили: «Мы здравия желаем, ваше высокоблагородие!»
Генерал тут же дал команду адъютанту рассыпать перед строем конфеты. Урядник мощным голосом протрубил: «Вольно, собрать конфеты!» Мы бросались на сладости и опять слышим: «Становись!» Все четко, без толкотни оказались на своих местах. За хорошую строевую подготовку генерал пожаловал десятку уряднику и на нашу общую долю – десять рублей.
При этом уместно вспомнить, что за цены были в то время. Семь копеек стоил десяток яиц, 15 копеек курица, по 20 копеек фунт сливочного масла, сала, меда, 50 копеек аршин ситца, 25 рублей – корова. Спрашиваете про водку? Тогда молодежь даже не обращала на нее внимания, представляется, что ее вообще в продаже не было. Запомнились цены на спиртное уже в 1924 -25 гг., когда председателем Совнакома после смерти В.И. Ленина стал Алексей Иванович Рыков. За литр спиртного платили 3 рубля 70 копеек, за пол-литра - 1 рубль 25 копеек. Водку так и называли «рыковка».
В царской армии мне не довелось служить, служил в Красной – 22-я Железная Краснодарская дивизия под командованием Епифана Ковтюха – героя романа Серафимовича «Железный поток». Командиром полка был Федор Петрович Король. До службы успел побывать в курьерах продотряда под командованием комиссара Волкова. Тарасовский продотрядовцы, откровенно говоря, вызывали недовольство у крестьян за то, что порой забирали все зерно. И посевное.
Это был, по сути дела экономический террор по отношению к сельскому населению. Вот почему возникали волнения и бунты. В наших краях известен позднеевский бунт.
Но постепенно от военных бурь и голода жизнь входила в нормальную колею. Новая экономическая политика дала простор инициативе предприимчивости. Тарасовские земледельцы к 1929 году полностью насытили внутренний рынок продовольственными товарами. А ремесленники и промышленные предприятия – товарами промышленного производства. Зайдешь на рынок – там чего только нет.
Сказать по правде, тогда и природа была побогаче. Река Глубокая в полной мере оправдывала свое название. Во многих местах ныряльщики не доставали дна. Любители рыбалки всегда имели богатый улов. Крупные сазаны, щуки, лещи воспринимались не просто как счастливая удача.
В советский период наиболее солидным предприятием в поселке считалось рудоуправление. Разработка месторождения кварцита началась в 1929 году. Непосредственно к карьеру подвели железную дорогу. Уже перед войной началось строительство механизированной погрузочной площадки. С тех пор и стоит у железной дороги ее бетонный каркас.
Первый управляющий рудоуправлением Семен Федорович Сгибнев запомнился крутым характером, пристрастием к спиртному, хотя называл себя подпольщиком революционных времен. День получки не обходился в коллективе без «обмывки». Лично я бросил курить в 1947 году, а с выпивкой покончил в 1959 году, когда вышел на пенсию.
Более значительные успехи рудоуправления связаны с именем управляющего Героя Советского Союза Ильи Митрофановича Мурзы. Затем добрую память оставили о себе Василий Семенович Олейников, Василий Павлович Курбатов. Последующих руководителей я уже знал просто понаслышке.
Наш рассказчик Павел Александрович Устюхин всегда выписывает газеты и много читает. Любит порассуждать о происходящих событиях, сравнить настоящее с прошлым. Одним словом, и в таком возрасте человек не потерял живого интереса к жизни.

Беседу вел И. Краснянский,
27 июня 1992 года.

Суровая правда жизни.

Мы обычно стараемся идеализировать прошлое, видеть его в розовом цвете. И скорее всего потому, что с прошлым связана наша молодость, лучшая пора мужества, силы и любви.
И теперь давайте поставим рядом тот прежний поселок и нынешний. По рассказам старожилов жизнь поселка в прошлом сосредотачивалась на четырех улицах, где люди рождались, справляли свадьбы, воспитывали детей и умирали. Назывались эти улицы Старая (ныне Карла Маркса), Церковная (Мира), Кладбищенская. Потом переименованная в Базарную (Ленинградская) и Коммерческая (Лермонтова). Была еще пятая практически нежилая улица Вокзальная, где сосредотачивались торговые ряды, ссыпки, погрузочные и разгрузочные площадки.
Ни на одной из улиц не было твердого покрытия, тротуаров. Поскольку каждый день прогоняли скот, проезжали на гужевом транспорте, то и пройти пешим ходом в распутицу оказывалось невозможным. Сплошное месиво из грязи и большие лужи удавалось преодолеть только верхом на лошади.
Справедливость сетований нынешних жителей на асфальт с выбоинами не подвергается сомнению. Как было, так и остается право критиковать местные власти, жаловаться до самых «верхов». Весь смысл сравнения в том, чтобы показать нереальность восторгов о прошлом. Наша жизнь не только в бытовом устройстве, но и во многом другом все же лучше.
Бывшему механизатору колхоза «Заветы Ильича» Власу Алексеевичу Галушкину исполняется 90 лет, а мастеру сапожных дел Егору Ивановичу Баулину уже 94 года. Они помнят то прошлое. Влас Алексеевич спокойно и добродушно задает вопрос:
- А вам приходилось есть траву, сусликов, воробьев? – и получив отрицательный ответ, продолжает. – Мне приходилось. Поймаешь воробышка на свет фонаря в конюшне, обдашь его кипятком, оскубешь, да так непотрошеным и жуешь. Голод не тетка…
Были всякие времена, и очень трудные, как 21-й, 33-й годы, когда в доме нет ни крохи хлеба. Люди шли за добычей в поле, лес, на реку. Той травой, что сейчас кормят утят, гусят, бывало кормились сами. Благодатные урожайные годы тоже не очень радовали. Все рассчитывалось до пуда и фунта, на каждый месяц и каждый день. Лишнего не оставалось, порой себе не хватало, потому как одежда, обувка приобретались за то самое зерно, за ту самую живность. Еще хлеб не вырос, урожай не получен, а крестьянин уже набирался товаров в долг у купца и ссыпщика. А пришло время отдавать – вези последнее. Так что не было средств на наряды. Случалось двум подросткам носить одни сапоги. Сегодня идет в школу один, завтра – другой. Так через день и учились.
И что это была за учеба? Влас Алексеевич едва перешел во второй класс, как строгий учитель уже выпроваживал его в первый опять. За то, что переписывал примеры у товарища Федора Ансютина. Отец, что отрывал сына от учебы поручениями пасти, охранять, нянчить, сделал свой вывод:
- Ну и черт с ней, с этой школой и учителем. Будешь мне помогать по хозяйству.
За Галушкиным отлучили от учебы Василия Кислова. Поп спрашивает у него.
- Сколько у нас было богов?
Василий пожал плечами: то ли семь, то ли восемь.
- А где ты их видел? – последовал второй вопрос.
Паренек опять замялся, но дал утвердительный ответ, что видел за речкой, в поле, когда лошадей пас, и они там тоже паслись, эти самые боги.
Попу ничего не стоило дать ученику подзатыльника, обозвать дурнем. А всех остальных заставил повторять за собой несколько раз, что есть бог отец, бог сын, бог святой дух. В этой зубрежке и прошла большая часть урока. Из тех сверстников Галушкина и Кислова только двое закончили три класса Тарасовской церковно-приходской школы - Лободин Петр Тихонович, работавший затем бухгалтером колхоза «Заветы Ильича», Федор Иванович Ансютин, возглавлявший районную заготовительную контору.
Для остальных главной стала школа жизни. Влас Алексеевич успел побывать в работниках у местного богача Есина. Пришли с одними руками, рассчитывая на орудия труда, и конечно, на кормежку. Выделил хозяин короб пшена – вот и варили кашу на старом сале, водицу криничную попивали. Тем и были довольны, работая до седьмого пота.
Чтобы заиметь копейку, добывали, а вернее, просто собирали камень на крутых склонах, свозили его к железной дороге и продавали скупщикам. Выполняли заказ и на щебенку. Тогда всей семьей с мала до велика дробили камни кто кувалдой, кто молотком. Работа адова, а выручка никчемная.
Потом организовали свой колхоз «Заветы Ильича». В первый год при дележке урожая на едока пришлось 18 пудов пшеницы. Все признали – теперь заживем. Да ненадолго. Один год ничего на трудодни не выпало, второй опять пусто. Кормились с личного огорода да своей коровы.
В том заветинском колхозе земли было совсем никудышные – сплошной солонец. Откуда взяться урожаю. Из первых председателей запомнили Владимира Леонтьева, Николая Москаленко, но особенно Анну Сергеевну Федорову. Простая беспартийная женщина, отменный организатор, хозяйка заботливая. В самых трудных условиях не забывала о людях. Не случайно, когда на место беспартийной Федоровой в райкоме партии решили провести оказавшегося не у дел коммуниста Рябченко А.И., колхозное собрание растянулось на две недели.
И как могла в этой ломке установиться нормальная жизнь? А тут еще нагрянула война. Всех мало-мальски здоровых мужчин мобилизовали на фронт. Одни прошли через огонь до победы, другие оставляли свои жизни на поле брани от первого до конечного часа войны. Власа Алексеевича Галушкина можно считать счастливчиком, что оказался в числе тяжело раненых. Довоенного прицепщика с пятилетним стажем перевели на бронь как механизатора.
Требования военной поры диктовали свои условия. Это значит, что работали в поле и на ферме без выходных, не считаясь со временем. Бригадир Владимир Иванович Величко всегда мог положиться на комбайнера Галушкина, на трактористов, что работали на буксировке прицепного комбайна. Побудка с ранней зари, короткий сон прямо в копне у агрегата поздней ночью. А если нет росы, то прямое комбайнирование продолжалось без остановок.
Когда вышли на поля самоходные комбайны, Влас Алексеевич уже был на пенсии. Какой самый удачный сезон выпал на его долю? Отвечает, что удачи не искал, работал да работал. Это теперь за 10-15 дней могут обеспечить намолот в 10 и больше тысяч центнеров зерна. Тогда тоже добивались такой выработки, только времени уходило больше. Сперва косили, потом еще молотили со скирд на стационаре до «белых мух».
Нет, никому и ни в какие времена хлеб не достается легко. Не одна рубашка сопреет за сезон, будь старая техника или нынешняя, более производительная. Надо беречь, по мнению ветерана то, что достигнуто и завоевано трудом, человеческим талантом. Вернуться к древней сохе, к воловьей упряжке – это не достижение, а позор. Не кто-нибудь, а люди подняли дороговизну за топливо, что хоть серпом жни хлеба. Люди и их предводители под лозунгом экономической эффективности прикрывают детсады, вводят плату за лечение. Поговаривают и о платных школах.
- Эх, ребятки, сами заводите беду в свой дом, только обратно ее и дрыном не так просто выпроводить, - сокрушаются ветераны. – Сами, небось, бесплатно аттестаты и дипломы получили, а внукам своим горькую судьбу неуков готовите.
Нет, так по уму не делается.

И. Краснянский,
4 июля 1992 года.

… И шел со станции хлеб.

К сожалению, материала непосредственно о поселке Тарасовском в краеведческом музее города Миллерово очень мало. Однако мы располагаем сведениями общего характера, проливающими некоторый свет на далекое прошлое нынешней северо-западной зоны Ростовской области.
Населенный пункт Верхний Тарасов как и поселок Миллеров (употребляю старые названия), возник на берегу реки Глубокой. Это напомню территория между Доном и Северским Донцом. Заселялась она людьми бежавшими от гнета крепостников и по иным причинам из центральной части Русского государства, с Правобережной Украины. Одно из таких поселений в конце 16 – начале 17 вв. образовалось на Северском Донце.
О существовании казачьего городка Митякина вблизи этой реки в исторических источниках упоминается с 1571 года. Он в числе самых первых в Донском крае. Раньше образовались несколько подобных поселений в устье Аксая, под Кобяковым городищем да Раздоры.
На теперешнее свое место станица Митякинская (речь, как вы догадались, о ней) перекочевала в 1697 году. Десятилетия спустя, в 1822-м здесь было 380 деревянных домов. В станичный юрт входил 21 хутор.
Любопытно, что в 17 веке, население нашего края занималось по преимуществу рыболовством, охотой, скотоводством. Развивалась торговля, появлялись подсобные промыслы. Хлебопашество же, несмотря на огромную протяженность плодородных земель только зарождалось. На то была серьезная причина: царское правительство и войсковая верхушка запрещали казакам выращивать зерно, «дабы воинским промыслам помехи не чинить». Запрещения эти подчас носили весьма крутой характер. Так, в 1690 году Войсковой круг послал по казачьим городкам грамоту, гласящую следующее: «Если станут пахать, то бить до смерти и грабить… Кто хочет пахать, тем идти в прежние места – кто где жил».
Во второй половине 19 столетия картина резко меняется. Производство зерна развивается просто гигантскими темпами. С 1860 по 1900 гг. валовой сбор хлеба на Дону увеличился почти в пять раз. Поскольку это сопровождалось быстрым (по тем временам) строительством на юге России железных дорог, начался экспорт основного продукта земледелия.
Станции Миллерово и Тарасовка стали функционировать почти одновременно – около 1875 года. Принадлежали они Козлово-Воронежско-Ростовской железной дороге. В первом десятилетии нашего века станция Тарасовка была довольно крупным торговым центром - с грузооборотом свыше миллиона пудов зерна в год. Через нее хлеб шел во все концы России, доставлялся в южные порты для вывоза за границу.
По названию одного из этих портов – Таганрога – донская пшеница была известна за рубежом как таганрогская. Здесь уместно процитировать статью Н. Джурича «О значении южного края для России». «Пшеница, - утверждает автор, - весьма уважается заграницею, особенно по причине прочности, и под именем таганрогской продается там дороже привозимой из других мест».
Вот какое большое дело делала маленькая станция Тарасовка. Развивалась она – развивался и одноименный поселок.

Т. Прудан, сотрудница Миллеровского краеведческого музея. 9 июля 1992 г.

Прикрепления: 1873692.jpg(108Kb) · 1157834.jpg(114Kb)


Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Помни, ковчег был построен любителем. Профессионалы строили «Титаник».
 
lexxДата: Воскресенье, 09.11.2008, 19:40 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 295
Репутация: 2
Статус: Offline
ЭТО НАША С ТОБОЙ БИОГРАФИЯ.

… Бескрайние холмистые степи с буйным разнотравьем и многочисленным животным миром – вот что представлял собой в далеком прошлом еще незаселенный и только осваиваемый донской край. Зимой на его просторах оставалась единственной хозяйкой снежная поземка и вихрастые метели.
На месте нашей Тарасовки и в округе на десятки километров тоже пролегала степь. Речка Глубокая, видимо, представляла собой одну большую криницу с зеркально-прозрачной водой.

В народной памяти сохранилось предание о том, что этот край облюбовал для поселения помещик Тарасов, прибывший с небольшой группой крепостных крестьян. В районе нынешнего пищекомбината и по первой улице (теперь Карла Маркса) появились строения помещичьей усадьбы и крестьянских дворов.
Для нас пройти от речки до железнодорожного вокзала значит побывать в центре, а тогда здесь уже начиналась степь, где охотились на дичь, косили травы на сено. Не случайно улица Ленинградская в начале называлась Кладбищенской. Потому что в районе теперешнего рынка хоронили первых поселенцев.
Быстрый рост населения поселка наметился с начала строительства железной дороги. В 1863 году проложили одну колею, соединяющую Воронеж с Ростовом. Сперва обочину будущей дороги распахивали, потом за дело брались грабари. Совковыми лопатами они грузили землю в телегу, на ход которой вместо кузова укладывали три-четыре широких доски. Для разгрузки достаточно поднять руками боковые доски.
В 1913 году началось строительство второй колеи железной дороги. Появилась возможность подвозить грузы железнодорожными платформами. И дело пошло значительно быстрее.
Обозначился заметный рост населения. Кто побогаче, ставил себе настоящие дома, а беднота лепила в лучшем случае двухкомнатные саманки под соломенной или камышовой крышей. Среди приземистых хатенок гордо выделялись особняки купцов первой гильдии Васищевых (райбольница, бывший нарсуд), Швыряева ( дом детского творчества), помещика Есина (бывшее здание милиции), священника Кожина (райгаз).
По внешнему виду построек наглядно выделялось сословное разнообразие. В числе жителей были купцы, крестьяне, помещики, предприниматели, ремесленники. И до сих пор существует улица Ремесленная, где жили печники Долгалевы, сапожники Марченко, маляры Выпринцевы. Вплотную друг к другу теснились подворья плотников, каменщиков, камнеломов, с ними по соседству ставили хибарки железнодорожники, грузчики и другой разнорабочий люд.
Как всегда и везде, ни одно поселение не обходилось без магазинов. До 1917 года их содержали купцы Минардо А.И., Швыряев И.А, Авилов Е.И., Есин Е.Г., братья Васищевы. Самым крупным считался васищевский магазин по бывшей улице Вокзальной, сразу за мелькомбинатом. Постройка напоминала нынешний коопунивермаг с двумя нижними этажами и большим подвальным помещением. Потом это здание разобрали на строительство Дячкинской школы.
Бойкие приказчики один перед другим предлагали покупателям самые разнообразные товары. Среди них встречались и заморские, по нынешнему – это импорт. Доступ к зарубежным товарам имели только купцы Васищевы. Для продажи спиртного существовала специальная лавка, так называемая монополька. Бери хоть на вынос, хоть на розлив в любое время дня и ночи. Такая форма отпуска позволяла выгрести денежку всю, до копейки у захмелевшего покупателя.
Можно назвать и некоторые цены. Кажется, все стоило очень дешево. Достаточно выложить две копейки и получай фунт (410 граммов) хлеба, в 95 копеек обходился пуд (16,32 кг) зерна. За 4 рубля забирай сразу телегу арбузов, за 5 рублей получай отличные сапоги. Но на эти сапоги надо вырастить пять пудов зерна. А если у тебя надел всего одна-две десятины и урожай самый высокий 100 пудов. Не так просто с таких доходов прокормиться, содержать скот, одеть, обуть семью.
Хорошо жилось тому, кто имел обширные земли. Нет своей – арендуй по 10-12 рублей за десятину (1,092 га). Покупали землю в личное пользование только состоятельные люди, так как за десятину платили по 200 рублей.
Потому-то бедность навсегда поселялась в доме тарасовского мужика. Ему не так просто доставались те 12 копеек, что платил за аршин (71 см) ситца. А сколько этих аршинов требовалось на семью! Вот и ходили с заплатами без стеснения. Помещичьи угодья Тарасовых на 800, Есиных на 600, Малюгиных на 400 десятин сами по себе приносили богатые доходы да еще перекупка давала солидную прибавку. Вот и ездили по зграницам, учили там своих детей и проявляли грошевое милосердие к бедным, но в такой мере, чтобы они навсегда оставались бедными.
Нынче в поселке Тарасовском школа на тысячу учащихся стало тесной, строим еще одну. До 1917 года было две школы – женское пятиклассное училище и трехклассная церковно-приходская. Редко кто оканчивал полный курс начального обучения. В те годы 80 процентов населения поселка были неграмотными и малограмотными.
Это уже после революции народное образование получило развитие. В 1918 году две бывшие школы объединили в одну начальную, а через два года она стала семилеткой. С 1932 года тарасовцы получили возможность проходить курс среднего образования. Еще существовали школы рабочей, затем колхозной молодежи, ликбезы.
В 1937 году общественность нашего района направила в Москву в Наркомпрос табунщика колхоза «Донской скакун» («Россия») Манохина с докладом, что неграмотность в районе ликвидирована. А домой этот табунщик вернулся с орденом Ленина за выдающиеся успехи в труде, в том числе и за активное участие в борьбе с неграмотностью.
Первые уроки грамоты получал в Тарасовской школе писатель Анатолий Калинин. Его родители Вениамин Александрович и Евгения Ивановна Калинины в 1918-1924 гг. работали здесь учителями.
На низком уровне находилось здравоохранение. Оно ограничивалось одной аптекой. Только в 1922 году открылся медпункт, которым заведовала Галина Алексеевна Бездрабко. Неотложная медицинская помощь тяжело больным оказывалась за плату приезжими из Миллерово медицинскими работниками.
А теперь мы имеем большой больничный комплекс, получше, чем в крупных городах того времени.
До 1923 года высшую власть в поселке представляли сначала волостное управление, затем волисполком. В результате районирования Верхняя Тарасовка стала центром Тарасовского района. Доверие быть первым председателем районного исполнительного комитета получил Шевцов Афанасий Иванович. Одновременно закреплялись партийные структуры – партийные ячейки по месту жительства и производства, районный комитет ВКП (б). Секретарем райкома партии был избран Суханов.
Новое районное руководство начало свою работу с осуществления новой экономической политики, когда после периода военного коммунизма получили свободу предпринимательство, частное землевладение, торговля. На благодатной почве личной инициативы стали возникать многие промыслы и ремесла, появляться лавки мелких торговцев. С заменой продразверстки (когда у тебя брали продукции столько, сколько посчитают нужным) на продналог более уверенно почувствовали себя земледельцы. Они заранее знали какая часть урожая пойдет в зачет налога и старались работать лучше, повышать культуру земледелия, обеспечивая тем самым рост урожайности полей.
У жителей Тарасовки, как и всей страны, появился материальный достаток. Они почувствовали значительную уверенность и определенность в жизни. Шумели базары и ярмарки, в магазинах появился избыток товаров, стабилизировались, а затем начали снижаться цены на товары, продукты.
И вот новая реформа, связанная с коллективизацией сельского хозяйства. С ноября 1929 года в границах нынешнего поселка организованы колхоз «Заветы Ильича», совхоз «Тарасовский». Земельные наделы этих хозяйств занимали обширную округу. Особенно в совхозе с его пятью отделениями. А еще на окраине поселка существовало необычное товарищество по выращиванию каучука.
У первого колхозного председателя Владимира Венедиктовича Леонтьева и сейчас есть родовые корни в Тарасовке. Племянница на пенсии, ее дочь Лариса Ивановна Немченко заведует родильным отделением. Старожилы еще помнят одного из первых бригадиров Пурикова Павла Степановича. При председателе Н.Москаленко одна из бригад прославилась на весь донской край высокими урожаями.
Это была жизнь на крутом переломе. Одни обозы с раскулаченными крестьянами уходили в дальние неведомые края, откуда вернулись лишь единицы. Другие обозы, пестрея цветами женских косынок и оглашая округу звонкими песнями, спешили на осиротевшую землю, к первым тракторам и комбайнам укреплять основы коллективного хозяйства.
… Жизнь пока не рассудила, кто тогда был прав, кто «ни в жизть» не соглашался вступать в колхоз или тот, кто с колхозами связал свою судьбу. Тогда доказывали одно, сейчас доказывают другое, а вся правда в крестьянской свободе с полным доверием на местах и крепкой поддержкой «сверху» не на словах, а на деле. Дай технику, дозволь самому распоряжаться на земле – и получишь хлеб.
Были перегибы, но не терялась надежда. Без нее, без этой надежды не стал бы стеной народ перед фашистским нашествием. Едва прозвучали по радио первые тревожные сообщения о нападении гитлеровской Германии, как у военкомата оказалась запруженной площадь. Сюда пришли первые тарасовцы-добровольцы. В их числе Михаил Рягузов, Алексей Тынянов – вожаки тарасовской комсомолии. За ними пошли на фронт сотни других. По их примеру борьба с фашистами не прекращалась и в период оккупации Тарасовки.
Тогда одних отправляли в концлагеря, других ставили к стенке. Жертвы фашизма расстреливались на улице Лермонтова, недалеко от нынешней санэпидстанции. Здесь же их похоронили морозным январем 1943 года. В 1949 году останки наших земляков погибших при защите и освобождении Тарасовки воинов были перезахоронены на привокзальной площади. В их честь воздвигнут обелиск.
К нынешнему времени четырехуличная слобода Тарасовка преобразовалась в поселок, население которого перевалило за 8 тысяч человек. И статус слободы с 1958 года изменился на статус поселка рабочего поселка…

Г. Храмушин.
И. Краснянский.
16 июля 1992 г.

Листая ветхие страницы…

Л.В. Чебакова, завуч СПТУ № 87 – по профессии преподаватель истории. Прошлое поселка Тарасовского и родного района интересовало Любовь Васильевну еще в годы учебы в институте. Она много работала с архивными материалами, по крупицам собирая необходимые сведения и пытаясь воссоздать целостную картину.
В значительной мере это удалось. Теперь у Любови Васильевны богатый домашний архив. Впрочем, в полном смысле слова домашним его не назовешь. К гостеприимной хозяйке обращаются едва ли не все нуждающиеся в материалах по истории нашего райцентра.
Вот и предлагаемая читателям публикация подготовлена Л.В. Чебаковой

Железнодорожная станция Тарасовка была довольно хорошо известна на юге России в конце 19 – начале 20 вв. Сюда на ссыпки богатых хлеботорговцев, крестьяне из окрестных сел и хуторов везли зерно. Отсюда хлеб шел во многие регионы империи и в южные порты – для отправки за границу.
По данным Государственного архива Ростовской области, станция была построена в 1862-1863 гг.
Первое же официальное упоминание о слободе, давшей ей название, на 40 лет «моложе». Я говорю о документах комиссии по размежеванию земель Области войска Донского, датированных 1822 годом. Помещик Тарасов прибыл в этот край с группой крестьян и остался на поселение.
Сведения о том, какой слобода была во второй половине минувшего века, немногочисленны. Известно, что помещичьи угодья Тарасовых достигали 800, Есиных – 600 десятин. Не имевшие собственного надела должны были арендовать землю, а она стоила недешево. О покупке речи почти не шло. Приобрести земельный участок в личное пользование мог лишь человек, скопивший капитал.
Население Верхней Тарасовки на 80-85 процентов было неграмотно. Редко кому удавалось пройти полный курс начального обучения. Семилетняя школа в слободе открылась только после 1917 года.
… Когда и как поселок около железнодорожной станции Тарасовка стал районным центром? Здесь мне придется напомнить читателям, что почти до конца 1924 года наша область называлась Донской и входила в состав Юго-востока России. Она включала в себя шесть округов. В один из последних, Донецкий с центром в Миллерово, причислялась Тарасовка.
За два с небольшим месяца до истечения 1924 года Юго-восток России (подразумевается, естественно, административная территория) был переименован в Северо-Кавказский край. Центром этого края стал город Ростов-на-Дону. В августе 1930 года президиум Северо-Кавказского края упразднил своим постановлением существовавшие округа. С этого времени обширная административная территория делилась на 7 национальных областей, 10 автономных городов и 87 районов. В числе последних был и наш – Тарасовский.
Но изменения в управлении на этом не закончились. 20 ноября 1933 года в пределах Северо-Кавказского края образовалась Северная область с центром в городе Миллерово. К ней отошли Верхнедонской, Вешенский, Леоново-Калитвенский, Морозовский, Обливский, Тацинский, Каменский и Тарасовский районы.
В музее профессионально-технического училища № 87 хранится фотокопия местной газеты «Колхозное знамя» за 1 марта 1934 года. В ней помещено два весьма важных сообщения. Первое (сохраняю орфографию и стилистику оригинала) – о созыве 12 марта организационного съезда советов Северной области в Миллерово. Из Тарасовского района на него должны были поехать «25 делегатов из числа лучших колхозников-ударников, старой колхозной гвардии, рабочих МТС, совхозов и руководящего состава советов». «В порядок дня работы съезда» выносился вопрос «о задачах весеннего сева».
Второе газетное сообщение касается другого значительного события. На исходе февраля в том же Миллерово состоялся съезд ударников – знатных людей Северной области.
Но давайте вернемся на несколько лет назад. В ноябре 1929-го на территории нашего поселка организовался колхоз «Заветы Ильича». Это пожалуй, единственное в нашем районе хозяйство, которое сохранило свое название до нынешнего дня.
В архиве мне встретился довольно интересный статистический материал. В 1930 году в «Заветы Ильича» влилось 802 бедняцких и 126 середняцких хозяйств. Кулацких было коллективизировано пять. Заветинцы располагали 15 тракторами общей мощностью 165 лошадиных сил, 15 же тракторными и 192 конными плугами. Крупного рогатого скота насчитывалось 765 голов (в том числе 181 корова и 14 быков), свиней – 508.
К 1940 году на полях коллективных хозяйств нашего района использовалось более 200 тракторов. Численность коров приближалась к тысяче. Заметно увеличилось поголовье свиней, овец и особенно птицы. Колхозники получали от трех до семи килограммов зерна на трудодень.
А вот данные, характеризующие, как мы теперь выражаемся развитие социальной сферы. В 1922 году на территории района была одна-единственная аптека. В период, предшествующий Великой Отечественной войне населению оказывалась уже более эффективная медицинская помощь. Эта перемена связывается, в первую очередь с именем врача Галины Алексеевны Бездрабко. Больница из бывшего магазина торговца Васищева переместилась в более удобное здание.
Тогда в районе работало 5 средних и 13 неполных средних школ.
Административно-территориальное деление, о котором я рассказывала, сохранялось без существенного изменения границ до 1952 года. Но то, что Дон стал местом ожесточеннейших сражений, не могло пройти бесследно. Некоторые населенные пункты оказались стертыми с лица земли. А строительство в 1950-1952 гг. Волго-Донского судоходного канала! Многие хутора и села, которым угрожало затопление, были перебазированы на новые места.
И вот в самом начале 1954 года производится еще одно административное перекраивание. Из состава Ростовской области выделяется Каменская. К последней, естественно, отходит наша Тарасовка. Да и не она одна, а Дячкинский, Курнолиповский, Т-Россошанский, Большинский, Зеленовский, Митякинский, Красновский сельские советы. Однако просуществовала Каменская область недолго – до 19 ноября 1957 года.
На основании Указов Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января и 3 декабря 1965 года на Дону были образованы новые районы, в том числе и Тарасовский.
Наш поселковый совет рожден в июле 1958 года после упразднения Каменской области. Спустя около пяти лет он отошел к Миллеровскому району, а в 1965 году вернулся во вновь созданный Тарасовский.
Как любой более-менее значительный населенный пункт, наш поселок постепенно «впитал» в себя маленькие окрестные. В него вошли бывшая слобода Верхняя Тарасовка, хутора Колодезной, Пурикова, центральные садьбы (разумеется, я привожу старые названия) откормсовхоза «Тарасовский» и одноименного зерносовхоза.

В дополнение к рассказанному Л.В. мы предлагаем читателям несколько выдержек из газеты «Колхозное знамя» почти шестидесятилетней давности. Все они касаются колхоза «Заветы Ильича»

Номер от 2 февраля 1933 года.
«Дячкинцы!
Принимайте вызов тарасовцев! Соревнованием ковать большевистскую победу вместе. Тарасовка. Разработав предложение центрального органа «П «Правда» о соревновании между Средней Волгой и Северным Кавказом, правление Тарасовского колхоза совместно
с колхозом и его активом поддерживает инициативу «Правды» и включившись в краевое
соревнование, в свою очередь вызывает на социалистическое соревнование Дячкинский
колхоз имени Ленина. Руководство Тарасовского колхоза «Заветы Ильича» обязуется к
15 февраля полностью собрать семенной материал в количестве 3088 центнеров, произ-
вести 285 га сверхраннего сева и задержать снега на площади 2113 га.
Колхозы района: Принимайте вызов тарасовцев. Широким разворотом социалистического
соревнования ковать большевистскую победу первой посевной второй пятилетки.
Предколхоза Волошин.
Уполномоченный РК ВКП (б) Писарев.

Номер от 21 октября 1933 года.

БРИГАДИРЫ КОЛХОЗА «ЗАВЕТЫ ИЛЬИЧА»
развертывают предоктябрьское соревнование.

Дело началось с того, что секретарь партийной ячейки Круглов на совещании бригадиров и актива колхоза «Заветы Ильича» внес предложение о предоктябрьском соревновании между бригадирами, группами и колхозниками. На предложение Круглова первым откликнулся бригадир четвертой бригады Швечиков. Он от имени колхозников своей бригады , вызвал на социалистическое соревнование шестую бригаду с бригадиром Шевцовым. И волна вызовов пошла дальше.
В соревнование вступили бригадир 3-й бригады Быкадоров и Пуриков (пятая бригада), Талкин – бригадир 2-й, с бригадиром первой бригады Королевым.
В основу предоктябрьского соревнования взято: полностью убрать пропашные и выполнить годовой план хлебозаготовок по всем культурам. Намечены твердые сроки выполнения.

Но газета не всегда ставила заветинцев в пример. В номере за 30 марта 1934 года, в корреспонденции «За большевистские колхозы, за зажиточную жизнь» говорится следующее:
«Несколько дней частичного рядового сева уже показали, что головокружение кое-где есть, что имеются факты ослабления борьбы за трудовую дисциплину, понижение ответственности за качество пахоты и сева.
Конечно, не случайно, всплыл факт абсолютной неподготовленности к сверхраннему севу (18 марта) 4-й бригады колхоза «Заветы Ильича» и не спроста в этой же и в 3-й бригаде данного колхоза низкий процент выхода на работу сейчас – здесь ведет работу классовый враг, который подрывает трудовую дисциплину, который агитирует за невывод коров на полевые работы».

И еще с одной газетной заметкой (конец 1933 года) мы хотим познакомить читателей. Учитывая, что в районе или где-то поблизости могут жить потомки «героя», фамилии не называем.

СЫН-ЛОДЫРЬ УБИЛ МАТЬ.
В слободе Тарасовке, где находится колхоз «Заветы Ильича» произошел трагический случай.
Колхозница Б., имевшая на своих руках троих детей, честно работала в колхозе вместе со своим младшим сыном. Старший же сын Т. был отъявленный лодырь и вместе с тем вор, он воровал и в колхозе и у колхозников.
А вот в ночь на 19 октября Т. задумал обворовать свое семейство. Ночью стал забирать все из сундука. Мать увидела это и стала ругать, стыдить. Сын, не долго думая, схватил топор и… зарубил свою мать. 12-летняя сестра, проснувшись, увидела эту страшную картину, стала кричать, убийца нанес и ей удар по голове.

Этот случай характерен тем, что он показывает, до какой точки может дойти лодырь, опутанный путами классового врага, что даже зверски убивает свою мать.

Вот как писали в те далекие теперь годы, какие выводы делали. Для человека наших дней это и информация и повод для раздумий…

28 июля 1992 года.

Что решал февраль 1929 года.

Февраль – решающий месяц.

Не забывайте, что план хлебозаготовок выполнен только на 38 процентов. Возьмем пример с титовских и Подгаевских хлеборобов.
Отстают Тарасовский, Л-Калитвенский и Миллерово-Мальческий районы.

За четыре пятидневки февраля по округу закуплено хлеба всего только 38,1 процента плана. Общая сводка заготовок не дает права признать положение нормальным.
Самый высокий процент выполнения дает Кашарский район – 91,4 процента, за ним Криворожский – 64,7 и Вешенский – 57,6.
Тянутся в хвосте Тарасовский район, давший – 12,5 процента плана. Л-Калитвенский – 22,5, Миллерово-Мальчевский (без города) – 28,7 и Верхне-Донской – 31,9 процента.
Местным организациям необходимо задуматься над этим вопросом, так как февраль – решающий месяц. В марте уже будет поздно. Март принесет с собой распутицу.
Медлить никак нельзя. Работа по хлебозаготовке должна быть усилена.

А вот помещенная в том же предсъездовском номере публикация с предельно красноречивым заголовком.

Болеют куриной слепотой.

(Тарасовский район).
Кооперативный актив в хлебозаготовительной работе играет большое значение, но только не в хуторе Верхняя Платина Мостовского сельсовета.

Там из актива работает только один учитель, а остальные свой хлеб продают спекулянтам, на частном рынке.

Члены сельсовета от хлебозаготовок тоже отмахиваются.
- Не наше дело – говорят они. – Заготовлять хлеб должна кооперация.

Член сельсовета Кудинов, он же уполномоченный земобщества, имеет излишки хлеба, но не продает. С такими работниками мы далеко не уедем.
П. КИРИЛЛОВ.

В духе того времени выдержана корреспонденция (обратите, пожалуйста, внимание на заголовок) «Довольно самотека в машиноснабжении».

В ней в частности, содержатся такие упреки и выводы:

«Многие товарищества не попытались еще до настоящего времени получить столь дефицитные машины, как сеялки, благодаря чему и отнесены к второй очереди. Наиболее отстают товарищества: Тихо-Журавское, Большинское, Гр.-Степановское, Н-Покровское, Е-Степановское и другие.

Эти товарищества рассуждают так:
- Завезу машины, складских помещений нет, будут лежать… подожду, когда заявку и задаток.
Другие рассуждают наоборот:
- Лучше пусть лежат машины, с ними горевать легче, чем без них.
Но завозя машины, многие из этих товариществ не принимают никаких мер, чтобы скорее их продать, и машины в разбросанном виде, на открытом воздухе, под снегом и дождем – ждут, пока нагрянет весна».

Цитируемый номер «Донецкого хлебороба» в музее училища единственный, и, как прошел 1 окружной съезд по поднятию урожайности, мы не знаем. Располагающих достоверными сведениями на этот счет, как и вообще по истории поселка Тарасовского, нашего района, в очередной раз просим обратиться в редакцию.

6 августа 1992 года.

Прикрепления: 9175252.jpg(113Kb)


Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Помни, ковчег был построен любителем. Профессионалы строили «Титаник».
 
lexxДата: Воскресенье, 09.11.2008, 19:42 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 295
Репутация: 2
Статус: Offline
А поселку все-таки 200 лет.

Да, уважаемые читатели, это не опечатка. Поселку нашему не 170 лет, как считалось до последнего времени, а 200 лет. К такому выводу пришла после скрупулезной работы с документами сотрудница Государственного архива Ростовской области Е. Б. Чернышева.
Получив от администрации нашего района заказ подготовить историческую справку о поселке, в ГАРО обратились к первоисточникам и установили, что владения Дмитрия и Ивана Тарасовых «при части речки Россошь» зарегистрированы значительно раньше 1822 года, с которого до сих пор велся отсчет.
Как утверждает заместитель заведующего ГАРО С.В. Дудник подобные ошибки в архивной практике не столь уж редки. Книга «Города и районы Ростовской области», где первые упоминания о слободе В-Тарасовской отнесено к 1822 году готовилась к печати в сжатые сроки, детально вникать в прошлое каждого населенного пункта было просто некогда. Более тщательный поиск принес плоды. Братья Тарасовы основали свои поселения еще в конце 18 века.

Тарасовка начиналась так…

Последняя четверть 18 века. На казачьем Дону сформировалось высшее сословие – старшины. Оно старалось обеспечить себе надлежащее материальное положение. Пользуясь правом сильных, атаманы и старшины захватывали свободные войсковые, а иногда и принадлежавшие станичным юртам земли. Положение осложнялось тем, что территорию нынешнего севера Ростовской области (о ней пойдет разговор) российское правительство отдало в пользование калмыкам.
Обычно высшее сословие получало земли по распоряжениям канцелярии войсковых дел и войскового гражданского правительства. Однако практиковался и самовольный захват. Протесты станичных обществ старшины попросту игнорировали.
В это время казачья верхушка начинает переселение в свои владения вольных черкас, впоследствии ставших именоваться приписными малороссиянами.
Рассказанное имеет прямое отношение к возникновению нашего поселка. В апреле 1792 года канцелярия Войска Донского рассматривала просьбу старшины Ивана Тарасова «о позволении ему занять место под построение хутора и поселении подданных его малороссиян и с ними хлебопашеством и сенокосом иметь довольствие» на вершине речки Россошь, при части Тимошиной балки, в восьми верстах от хутора Кумшацкого. Почему выбрана именно эта территория, объяснить нетрудно. Здесь уже существовал хутор одного из Тарасовых – Дмитрия.
Просьба старшины была отклонена по следующей мотивировке: дабы не создавать «притеснений калмыкам и их конным табунам». Тогда основатель нашего поселка решился на то, что делали многие люди его сословия - захватил землю самовольно. Такова первая страница тарасовской летописи.
От почтовой станции до железной дороги. Минуло около четырех десятилетий. На берегах речки Глубокой, на небольшом расстоянии друг от друга, находились поселки Верхний и Нижний Тарасов. Второй из них был даже несколько крупнее. Он насчитывал 52 деревянных дома, тогда как «сосед» выше по реке, только 47.
К 1843 году границы владений Тарасовых были таковы: к северу – с юртом станицы Митякинской и довольствием хутора Кумшацкого; к востоку – с довольствием хуторов Туроверов, Россошинский, Марьевский-Ушаков; к югу – с довольствием поселения Фомина и слободы Дячкино, юртом станицы Митякинской; с запада – с юртом той же станицы.
За эту территорию (вспомним старшину Ивана Тарасова) стоило бороться. Плодородная черноземная равнина, и лишь на правых берегах речек Глубокой и Россоши – крутые возвышенности, 32 десятины 1950 сажен лесов. Вода в Глубокой была пресной, пригодной для питья. Максимальная глубина этой речки достигала 8 футов (1 фут – 30,5 сантиметра). Берега соединяли два деревянных моста, находившихся, как свидетельствую архивные материалы «в худом положении».
Сравнительно большой, от 1 до 8 футов глубины отличалась и Россошь. Через эту речку так же передвигались по двум мостам. Один из них находился «при верхнем конце усадьбы слободы В-Тарасовской, при вновь построенной почтовой станции Россошинской».
Пролегавшая через владения Тарасовых почтовая дорога именовалась «Казанский тракт». От нее отделялась большая чумацкая (проселочная) дорога, соединявшая слободу Дячкину со станицей Казанской.
Поселок Н-Тарасовский принадлежал есаулу Дмитрию Петровичу и его жене Цесарине. Он располагался на правой стороне речки Глубокой при устье балки Дубковой, насчитывая 55 крестьянских дворов со 126 мужчинами и 130 женщинами. Деревянный господский дом имел пристройки и был окружен большим фруктовым садом.
Хозяином поселения, базировавшегося выше по речке Глубокой и на левом ее берегу, при слиянии с Россошью, был есаул Николай Петрович Тарасов. В 55 дворах здесь жили 275 крестьян.
Помещики сажали на берегах речек и на островах, образовавшихся на Глубокой, рощи. Николаю Петровичу принадлежала деревянная водяная мельница «о двух амбарах, имеющая шесть снастей, и при ней хата». И еще одна мельница была в ту пору вблизи Верхней Тарасовки – «мужичья». Она приводилась в действие силой ветра.
Очевидно, стремясь приумножить свое состояние, Н.П. Тарасов перевел из степи в собственные владения почтовую станцию. Она была (почерпнуто из архивных источников) «деревянная… с каменным сараем».
И еще любопытный штрих. В Нижней Тарасовке находилась этапная команда для препровождения арестантов. Это казенное заведение помещалось в наемной мужичьей избе.
Как видим, владения братьев Тарасовых почти ни в чем не уступали друг другу. Но так было только до середины 60-х годов 19 века. После того, как через Верхнюю Тарасовку прошла Козлово-Воронежская-Ростовская железная дорога, поселок начал расти и богатеть быстрее своего давнего «соседа». Через здешнюю станцию пошел во многие районы России и за границу хлеб
Во имя Святителя Тихона. В 1865 году в Донскую духовную консисторию и архиепископу Донскому и Новочеркасскому было подано прошение крестьян Верхней Тарасовки о разрешении строительства деревянной церкви во имя Святителя Тихона Новоявленного Чудотворца. До сооружения храма жители поселка просили разрешить им совершать богослужения в молитвенном доме, который был пожертвован владельцев Николаем Николаевичем Тарасовым.

В 1869 году церковь была возведена. Деревянная на каменном фундаменте и с такой же колокольней. Внутри и снаружи она была окрашена. Крыта железом, выкрашенным в зеленый цвет, с двумя позолоченными главами, с металлическими вызолоченными крестами. Это был, как нетрудно понять, однопрестольный храм.
Знаменатльным для тарасовцев стал 1884 год. Священник Гаврила Федорович Мясищев открыл в собственном доме земскую школу. Первое в слободе учебное заведение было одноклассным. Через 8 лет при церкви же открылась одноклассная женская школа. В 1901 году (как медленно приходил к нашим прадедам прогресс!) ее преобразовали в двухклассную. Помещалась школа в здании, принадлежащем церкви. Еще спустя семь лет епархиальный училищный совет, по ходатайству священника Василия Губанова, позволил принимать в этот храм знаний и мальчиков. Принимать при условии наличия вакантных мест.
Следующее упоминание о церкви во имя Святителя Тихона относится к 1906 году. В том году ее здание, с разрешения епархиального начальства, было расширено пристройками с двух сторон.

Развитие ремесел и промышленности. По сведениям всеобщей переписи 1897 года, в слободе В-Тарасовской было 220 дворов, в которых проживало 683 мужчины и 689 женщин. Грамотой владели 272 человека. Ремесленников насчитывалось немного: модистка, два портных, столько же сапожников, печников, плотников. Работали в слободе бондарь, столяр, кузнец, слесарь. Основная часть населения в то время занималась земледелием.
В двадцатом столетии картина стала постепенно меняться. В сентябре 1906 года поселяне Генрих Янцен и Яков Тиссен получили разрешение на устройство в Верхней Тарасовке паровой мельницы. Общество слободы заключило с ними договор об аренде места (под мельницу) на девять лет. Ежегодная плата при этом устанавливалась в размере 200 рублей.
Довольно значительное событие произошло в нашем населенном пункте 1 декабря 1913 года при почтовом отделении открылся телеграф. Об этом настоятельно ходатайствовали промышленники и торговцы. Тарасовка была уже не та, что в конце девятнадцатого века. В ней бойко шла торговля бакалейными, мануфактурными, скобяными товарами, не говоря уже о стекавшемся со всей округи на железнодорожную станцию зерне. Выпускали продукцию черепичный, кирпичный, мукомольный заводы.
А вот статистические данные 1915 года. В слободе В-Тарасовской насчитывалось 272 двора, земельное довольствие составляло 766 десятин. Здесь находились волостное и сельское правление, почтовое отделение с телеграфом, церковь и церковно-приходская школа. Промышленность была представлена тремя паровыми мукомольными мельницами, кирпичным заводом. Со 2 по 8 февраля и с четвертого дня святой Пасхи проводились ярмарки.
Публикацию подготовила Л. Терешкина.
13 августа 1992 года.

Уставная грамота 1862 года.

Среди документов, свидетельствующих о прошлом нашего поселка, сотрудники Государственного архива Ростовской области отыскали уставную грамоту Войска Донского, данную тарасовским крестьянам 4 июля 1862 года.
Каждый изучавший историю России знает, что это было за время. Перемены, вызванные отменой крепостного права, пришли на Дон. К упомянутой грамоте прилагается другой документ, регламентировавший переход с 1 января 1863 года крестьян, принадлежавших хорунжему Н.Н. Тарасову, с барщины на оброк.
Вчитываясь в скупые строки этого делового договора (так выразились бы мы теперь), узнаешь многое. Вот самое начало: «Уставная грамота Войска Донского, Донецкого округа, поселка Верхне-Глубокого-Тарасова, наследника умершего есаула Николая Петровича Тарасова…».Наследником этим, как только что отмечено был хорунжий Николай Николаевич Тарасов, имевший «по десятой народной переписи мужского пола душ крестьян сто девяносто семь»
Далее в грамоте идет то, что в наши дни было бы названо экономической выкладкой: земли в пользовании крестьян девяносто десятин, из них – столько-то под усадьбами, выгоном и так далее. Четко по пунктам, оговариваются предпосылки перехода на оброк, сумма и сроки внесения последнего – тысяча пятьсот пятьдесят рублей серебром, равными долями 1 декабря и 1 июня ежегодно.
Грамота подписана владельцем усадьбы и, что немаловажно, шестью уполномоченными от сельского общества.
Условие же, если можно так выразиться, народный документ. «1862 года июля 4 дня, - мы, нижеподписавшиеся крестьяне Войска Донского, Донецкого округа, поселка Верхне-Глубокого-Тарасова, числящиеся за наследником умершего есаула Николая Тарасова, изъявляем волю перейти от барщины на оброк 1 января будущего 1863 года».
Кто это «нижеподписавшиеся крестьяне?» Хотелось бы обратить внимание читателей на некоторые фамилии: они есть в поселке, окрестных хуторах и сегодня. Кибалов, Удодов, Ракитянский (написано через «о»), Помазанов. Особенно много, судя по подписям, среди числящихся за Тарасовым «душ» было Гончаровых.
И еще любопытный штрих. Донские старшины, как рассказывалось в нашей предыдущей публикации, переселяли в свои владения вольных черкас, впоследствии названных приписными малороссиянами. Именно малороссияне принесли в наш край фамилию Галушка. «Галушек» в поселке В-Тарасов в минувшем столетии жило тоже немало. В дальнейшем, думается, они стали Галушкиными.

Л. Терешкина,
25 августа.

Для развития культурно-просветительных начал.

А вот документ гораздо более позднего периода. Это устав Тарасовского культурно-просветительного общества, принятый 7 июля 1918 года.
Можно только удивляться: разгоралась гражданская война, а учредители общества , словно в самую что ни есть мирную пору, ставили цель. «развитие кооперативных и культурно-просветительных начал среди членов, доставление им возможности использовать праздничное и свободное от занятий время на получение образовательных и разумных развлечений».
Как мыслилось решение этих задач? Общество намеревалось открыть народный дом «устраивать школы, библиотеки, читальни, научно-образовательные и научно-просветительные и учебно-вспомогательные учреждения». Оно брало на себя организацию спектаклей, концертов, выставок, планировало заниматься книжной торговлей.
Но это не все. Одной из своих заповедей общество провозглашало содействие созданию кооперативных артелей и товариществ, оказание им, а также школам, больницам «моральной и материальной помощи».
Откуда брались средства? В уставе есть ответ и на этот вопрос. «Средства общества составляются из капиталов: основного, запасного и специальных. Основной капитал образуется из пожертвований, членских взносов и ежегодных отчислений от чистой прибыли». Думается, дальше цитировать незачем: главное понятно.
Управляло делами описываемого кооперативного культурно-просветительного объединения общее собрание. Общество также имело правление и ревизионную комиссию. В последнюю, кроме избранных общим собранием, входили «представители по одному от местных кооперативов».
Весом следующий пункт. «В случае нарушения устава, а также постановлений общего собрания члены правления отвечают перед обществом за убытки, причиненные их действиями, на основании законов».

К сожалению, у нас нет ни малейших сведений о том, как работало столь хорошо задуманное добровольное объединение. Если кто то из живущих в районе располагает информацией на сей счет (документами, фотографиями, воспоминаниями стариков-родственников), просим дать знать в редакцию газеты.

Л. Терешкина,
25 августа.

Годы и судьбы.

Как-то мне довелось отдыхая от ныне печального селения Шуша, побывать на армянском кладбище. На могильных плитах высечены даты: 100, 200, 300 лет назад. Только по этим приметам можно восстановить свою родословную. Жаль, что жизнь так и не научила нас беречь свое прошлое. Не так давно узнал, что нашему поселку не 170, а 200 лет. Всего-то два века минуло, а в нашей истории столько белых пятен. Возможно, кое-что из того, что я помню, поможет восстановить хотя бы часть пробела в нашей истории.
Жил на улице Станционной, где сейчас поселковая библиотека, купец Василий Иванович Щадилов. Имел продовольственный магазин, торговал сельхозинвентарем, лесом. В гражданскую войну, когда отступали белогвардейцы, ушел с ними и купец. Война еще не кончилась, а он вернулся в поселок – без лошади, с палочкой. Ни его самого, ни его семью никто не трогал, не терроризировал. Впоследствии В.И. Щадилов уехал невесть куда, вестей о себе не подавал.
Нынешние «предприниматели», если не сказать точнее – спекулянты в своем большинстве, тем деловым людям и «в подметки не годятся». У того же В.И. Щадилова были кирпичный, и черепичный заводы. До сих пор выше нефтебазы заметны выемки, где они стояли. А марка на его черепице «В.И. Щадиловъ с. Тарасовка Ю.В.» - гарантия высочайшего качества. А чем плоха эта марка «П.Ф. Ефремовъ Колущанская экономия». Оба этих образца хранятся у меня дома. Умели же показать товар лицом его производители – и качество отменное, и на века сделано, и точность прекрасная. Вот какие люди нам сейчас нужны, кольуж начали торить тропу и частному предпринимательству.
Но разными были тогдашние «хозяева жизни». Трагически сложилась жизнь одного из них. Александра Павловича Гусева. У него реквизировали все – и продовольственный магазин, и промтоварный. Вначале он исчез, а затем вернулся уже в годы немецко-фашистской оккупации. Нет, он не зверствовал, не мстил, хотя племянник у него при немцах ходил довольно в высоком чине. Когда с востока уже доносился гул канонады Красной Армии, Александр Павлович Гусев каким-то образом оказался в своем доме – холодном, нетопленном. Там его и нашли замерзшим в зимнюю стужу.
Есть чему поучиться нашим фермерам у Егора Захаровича Есина, имение которого располагалось вблизи нынешнего хутора Смеловки. Имел он 600 гектаров земли, две паровых молотилки, пилораму. Перед первой мировой войной купил трактор. Но техника та и круга по полю не проехала, остановилась. Приобрел Е.З. Есин и похожий на тачанку автомобиль, имел пруд с огромным количеством рыбы. Конюшня у него была устроена по особому: первый этаж был врыт в гору, а на второй телегами завозили корм на зиму. Вспомните теперь наше «хранить корма вблизи ферм». Но в то же время, был это человек чрезвычайной скромности, но не скупости.
Ходил Егор Захарович в полотняных брюках. Автомобилем почти не пользовался, кучер ему при выезде на лошадях не требовался – сам управлял. По полям всегда ходил только пешком. Но в то же время он и школу помогал строить, и в церкви был попечителем.
Хороша была конюшня, но в коллективизацию ее стали разрушать. Крыша там была добротная, из цинка, которому сейчас нет равных по качеству.
- Жалко, что ломают, Егор Захарович? – спросили его.
- Так Богу угодно, - только и ответил старик.
А в 1931 году Е.З. Есин умер в старости и бедности в хатенке недалеко от всего тоже хутора Смеловки.
Алексей Николаевич Швыряев принимал хлеб, торговал. Помнится, именно в его магазине мне отец покупал однажды шапку. У этого купца отношения с советской властью явно не сложились, да было отчего. В гражданскую войну о выдал белоказакам Иосифа Родионовича Чеботарева, которого, прискакавшие казаки, насмерть засекли шомполами и плетьми.
Купец А.Н. Швыряев сбежал впоследствии с белыми войсками. Поговаривали, что видели его в Киеве. А его семья до 1929 года оставалась в поселке, затем переехала в город Каменск.
Там, где сейчас ЗАГС, жил немец Юнгус. Производство у него было небольшое, ютилось в сараюшках. А выпускал он цементную черепицу.
Зато рядом жил другой немец. Тиссен. У него была мощная по тем временам мельница. Но работало на ней всего пять человек. Каждую субботу хозяин выдавал им по два пуда муки. Если же кто из работников обращался за кормом для птицы, свиней, Тиссен снисходительно разрешал: «Пусть возьмет».
На месте нынешней поликлиники у реки, был склад грека Минардо. Торговал он нефтью, маслами.
А там, где сейчас коопзаготпромторг, жила семья Миропольских. У них были две паровые мельницы, маслобойня… В годы коллективизации молотилка Миропольских работала во вновь образованном колхозе.
Такими вот запомнил я тех самых «эксплуататоров», о которых многие знают больше из учебников. Разные люди, разные характеры, разными были и их дела. Нельзя всех мерить под одну гребенку. Что ни человек, то сложная судьба, сотворенная в наш бурный век великого противостояния классов. Так неужели всему этому суждено повториться?
Ф. Ракитянский.
Записал В. Дергачев.
Новая жизнь 8 сентября 1992 года.

Прикрепления: 8431127.jpg(123Kb)


Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Помни, ковчег был построен любителем. Профессионалы строили «Титаник».
 
lexxДата: Воскресенье, 09.11.2008, 19:46 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 295
Репутация: 2
Статус: Offline
Годы, опаленные войной.

В нашей газете уже публиковались материалы из личного архива преподавательницы истории, завуча СПТУ № 87 Л.В. Чебаковой.
И вот новые страницы. Рассказ пойдет о слободе Тарасовке и прилегающих к ней населенных пунктах в годы Великой Отечественной войны.

Суровым путем трудовым. В 1941 году Евдокии Ивановой исполнилось 18 лет. Отец ушел на фронт, а девушка осталась дома с матерью и двумя сестренками. Вскоре семью постигло страшное горе. Получив известие о гибели мужа, мать Евдокии не выдержала удара и слегла. Старшая дочь взяла на себя все заботы о близких. Летом она с утра дотемна работала в поле: зимними вечерами вязала рукавицы для солдат.
Наталья Стефановна Туркина в годы войны была дояркой. Мария Трофимовна Бедусенко вместе с другими женщинами работала на огороде. Землю вскапывали лопатами, вручную сажали и поливали овощи, выпалывали сорняки. Приходилось трудно, но до жалоб ли, когда требовалось кормить и себя, и фронт.
Фамилий женщин, ковавших в тылу победу над врагом, можно назвать еще много. Благодаря усилиям, прежде всего «слабого пола» Тарасовский район дал в 1941 году стране больше хлеба, мяса, молока, шерсти, чем в предвоенном 1940 году.
Замечательно сказал о советских женщинах поэт Михаил Исаковский:
Ты шла, затаив свое горе,
Суровым путем трудовым.
Весь фронт, что от моря до моря,
Кормила ты хлебом своим.

И стал день ночью. Это случилось 13 июля 1942 года. Над Тарасовкой нависла черная туча фашистских самолетов: вокруг трещали пулеметы и грохотали пушки. Кованый фашистский сапог вошел в поселок. День стал ночью от дыма горящих домов.
Оккупанты сразу же принялись устанавливать «новый порядок». Появился трибунал. Многие тарасовцы были брошены в застенки, подвергнуты пыткам и расстреляны. Среди них – Любовь Власенко, Недодаев, Иванов (имена, к сожалению, пока установить не удалось).
Из района вывезли весь хлеб, угнали более 5 000 голов крупного рогатого скота, столько же овец. Были полностью опустошены свинофермы и птицефермы колхозов, совхозов. Лучшие из уцелевших от огня домов заняли гитлеровцы.
Непомерно тяжело стало жить в Тарасовке. Но и в этих условиях люди, как могли, боролись с врагом. После кровопролитного боя 13 июля население под покровом ночи вынесло раненых советских бойцов. Рискуя собственной жизнью, выхаживали солдат и офицеров Лидия Смирнова, Нина Колесникова, Елена Золотова и другие храбрые женщины. Выздоравливая, воины переходили линию фронта и вливались в ряды Красной Армии.

Этого нельзя забыть. Последние дни господства фашистов в нашем поселке стали кровавым кошмаром. Наступление зимой 1942-1943 гг. частей Красной Армии крайне встревожило оккупантов. Они словно поставили перед собой задачу натворить как можно больше зла.
Вот акт, датированный 6 февраля 1943 года:
«Мы, нижеподписавшиеся, секретарь РК ВКП (б) Н.Г. Слепчнко, председатель райисполкома П.М. Гусаров, зав. районо И.А. Сидоренко, секретарь РК ВЛКСМ В.Б. Бугаев, председатель с/Совета М.Н. Погребняк и жители ст. Тарасовка Т.Ф. Приходченко, П.С. Пуриков, Т.А. Лисовой, И.М. Жабкин, Ф.В. Гончаров свидетельствуем следующее:
Фашистские изверги совершили чудовищные злодеяния над мирным населением районного центра Тарасовка Ростовской области. Они замучили и расстреляли 18 мирных жителей».
И далее идет список погибших. Смерть от руки захватчиков приняли Алексей Иванович Помазанов, его 60-летняя мать и маленький сын. Вместе с ними в братскую могилу положили истерзанное тело Володи Камышева. Этого юношу, как и Тиму Яркова, жестоко пытали. Одних гитлеровцы расстреляли, других – повесили. После освобождения поселка в братской могиле было погребено 30 жертв террора.
Злодеяния творились не только в самом райцентре. На одном из отделений зерносовхоза «Тарасовский» озверевшие фашисты расстреляли из пулеметов и автоматов 143 местных жителя. Список погибших нельзя читать без слез. Жертвами извергов стали целые семьи, включая стариков и совсем маленьких детей.
В поселке Северо-Донецкой селекционной станции оккупанты в один из холодных зимних вечеров устроили себе «развлечение». Сорвав одежду и приказав поднять руки вверх, они на три часа поставили у здания школы 11 мужчин и подростков. Двоих убили на месте за «непослушание», почти все пытаемые обморозились.
За 187 дней пребывания на территории нашего района, захватчики уничтожили более чем четыреста мужчин, женщин и детей. Страшная цифра.

Освобождение. О военных действиях, развернувшихся в конце 1942 – начале 1943 года на севере Ростовской области, вспоминают генерал-лейтенант запаса Шлемин и тогдашний командир 44-й стрелковой дивизии гвардии генерал, Герой Советского Союза Куприянов.
Войска Юго-Западного фронта должны были довершить разгром крупной группировки противника, окруженной под Сталинградом. Они уничтожили 6-ю итальянскую и 3-ю румынскую армии, оперативную группу «Холлидт», освободили много городов и населенных пунктов. 1-я Гвардейская армия получила задачу прорвать оборону врага в районе Чертково-Миллерово-Тацинский.
Начавшееся 16 декабря 1942 года наступление проходило успешно, в высоком темпе. Противник терял инициативу, моральный дух его частей падал, сопротивление ослабевало.
Но в населенных пунктах, расположенных вдоль железной дороги, где сосредоточивались тыловые органы армии, враг держался стойко. Это относится к Миллерово, Тарасовке, Красновке. Их советским войскам удалось отбить после упорных атак.
Поселок Тарасовский был освобожден 15 января 1943 года. Сразу же началось восстановление разрушенного войной. Сотни людей бросились тушить загоревшийся при взрыве элеватора хлеб. Работая днем и ночью, на сильном морозе, спасли около 1 500 тонн зерна. Шел ремонт путей на железнодорожной станции, возрождались животноводческие фермы.
Вернулись в свои учреждения служащие, оказавшиеся в период оккупации безработными. К середине февраля возобновились занятия во многих школах района.
Так тарасовцы возвращались к нормальной жизни, усиленно работая на фронт, на Победу …

Материалы, предоставленные Л.В. Чебаковой, мы хотим дополнить некоторыми публикациями из газеты «Колхозное знамя» военных лет.

«В Тарасовском зерносовхозе» - вот как называлась заметка, помещенная в этой газете 10 апреля 1942 года.
«Женщины и девушки Тарасовского зерносовхоза, - говорится в ней, - решили заменить своих мужей, отцов и братьев, ушедших на фронт. Патриотки взялись за изучение трактора. 3 апреля 21 курсантка сдала экзамен и получила право управлять трактором. Все молодые трактористки включились в предмайское социалистическое соревнование и взяли обязательства не только выполнять, но и перевыполнять дневные задания на пахоте, бороновании, севе, экономить горючее, провести весенний сев в сжатые сроки и высококачественно».

Два очень коротких сообщения, опубликованных в номере за 27 мая этого же года.
«В колхозе имени Ленина собрана первая партия редиски. 60 килограммов ее хозяйство сдало воинской части».

«Каждый день колхозники имени Ленина и жены железнодорожников ремонтируют дороги. 64-летняя Стриха перевыполняет нормы».

За первенство в МТС»- так называлась заметка, увидевшая свет менее чем за месяц до оккупации района гитлеровцами.
«В дни Великой Отечественной войны, когда многие опытные трактористы, наши отцы и братья ушли на фронт, за руль мощных стальных коней сели мы, молодые трактористы, окончившие курсы только весной этого года. Мы все силы отдаем обработке колхозных полей.
Тракторист – комсомолец Н. Датченко выработал на «СТЗ» 112 гектаров, сэкономил 120 килограммов горючего, заработал 152 трудодня. Молодой тракторист Н. Подгорнов на «У-2» обработал 77 гектаров. Ему начислено 94 трудодня».

17 октября 1943 года заметка «Заслуженная награда».

«13 июля 1942 года немецкая граб-армия оккупировала наш район. Районная больница оказалась без медперсонала. Часть раненых бойцов Красной Армии остались в корпусах больницы.
Татьяная Федоровна Игуменцева, работая прачкой в больнице, проявила истинный патриотизм русской женщины. Она не бросила оставшихся бойцов, а взяла их к себе на квартиру и продолжительное время проявляла материнскую заботу о них.
В январе 1943 года Красная Армия освободила нас от немецких захватчиков. Советская власть вновь создала нормальные условия для лечения. Больница начала работать. Татьяна Федоровна опять поступила прачкой.
За честный труд за высокий русский патриотизм Советское правительство наградило Татьяну Федоровну медалью «За трудовую доблесть».
Д. В. ГАЛАХОВ».

Публиковала газета и письма с фронта. Вот одно из них, помещенное 6 августа 1944 года.

«Наша землячка Екатерина Власьевна Ткачева, проживающая в Н-Тарасовке, - начинается заметка, - получила письмо с фронта от командования части, в которой служит ее сын Ткачев Г. Ей пишут:
«Уважаемая Екатерина Власьевна!
Этим письмом мы хотим выразить Вам свою сердечную благодарность за воспитанного Вами сына Григория, который в данное время служит в нашей части. Григорий показал себя как дисциплинированный, трудолюбивый воин, настойчиво повышающий свою боевую и политическую подготовку.
С выходом в свет приказа Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза тов. Сталина, требующего от бойцов настойчиво повышать свое боевое мастерство, крепить дисциплину и организованность. Ваш сын еще упорнее стал работать над собой, добиваться лучших показателей в боевой и политической подготовке.
Благодарим Вас, Екатерина Власьевна, за воспитание достойного сына – патриота нашей Родины.
С приветом.
По поручению от командования части
Лейтенант Лаптев».

Новая жизнь,
19 сентября 1992 года.

ПРИВЕТСТВИЕ
главы администрации И.Г. Закружного жителям
поселка, всем труженикам Тарасовского района.

Уважаемые тарасовцы, гости, все жители нашего района! Завтра мы с вами отмечаем знаменательное событие – 200-летие со дня основания поселка Тарасовского. За это время он из мелкого поселения превратился в крупный административный центр с довольно развитой сетью предприятий промышленности, торговли, медицины, образования, в населенный пункт с почти десятитысячным населением.
История нашего поселка неразрывно связана с историей великой России, доблестью и славой могучей державы. На всех этапах развития страны тарасовцы всегда стремились приумножать силу и величие своей Родины.
В годы Великой Отечественной войны, явившейся самым суровым и тяжким испытанием для наших братских народов, жители поселка и района внесли свой вклад в Победу советского народа над темными силами фашизма. В боях за свободу и независимость Отчизны около 4 000 тарасовцев награждены орденами и медалями. Но многие не вернулись к родным очагам, остались лежать на полях сражений.
Нам далеко не все известно из ранней истории поселка, но то, что сделано за последние годы, позволяет сделать вывод о том, что живут у нас люди трудолюбивые, творческие, настоящие патриоты, стремившиеся сделать свой населенный пункт красивым, благоустроенным. И многого достигли в этом отношении.
Даже на глазах юного поколения видны разительные перемены в области поселка. Выросли целые улицы современных добротных домов со всеми удобствами, возведены крупнейший на севере области элеватор, больничный комплекс, кинотеатр, магазины, объекты бытового обслуживания. Подавляющее большинство улиц ранее утопавших в грязи, сейчас одето в асфальт.

Характеризуя район и его административный центр, нельзя не сказать о главном богатстве – наших замечательных людях. Большой вклад в строительство и благоустройство поселка внесли и продолжают вносить коллективы МПМК, управления жилищно-коммунального хозяйства, хозрасчетного дорожного участка, бригады строителей Гаевого В.Ф., из межхозяйственной мехколонны Ю.В.Попова из хозрасчетного участка и другие. Много сил и энергии отдал строительству объектов промышленного и социального назначения бывший председатель райисполкома Александр Михайлович Зубков. Это во многом благодаря их усилиям удается поддерживать нормальную жизнедеятельность предприятий в коллективах, несмотря на трудные нынешние условия.
Труженики Тарасовского района вот уже четыре года подряд прочно удерживают первенство по урожайности полей среди северных районов области. А минувшим летом получен рекордный урожай зерновых – 32,8 центнера с гектара. Государству отправлено 57,5 тысячи тонн хлеба, что значительно больше госзаказа. Гораздо сложнее с животноводством. Но это общая беда. Отрасль выйдет из кризиса в том случае, если будут определены справедливые цены на ее продукцию.
Надо прямо сказать, что с началом так называемой перестройки многое в стране изменилось к худшему. Грубые просчеты при проведении экономических реформ отрицательно сказываются на производстве многих видов товаров. Народу живется трудно. Особенно тяжело ветеранам, инвалидам, молодежи, некоторым другим категориям населения. Но как темная ночь сменяется светлым днем, так и наша Родина выйдет на прямую дорогу обновления, восстановления свою экономику, былое могущество. Хаос и неразбериха не могут продолжаться слишком долго. Разум и трезвый подход к реалиям жизни в конце концов одержат верх над амбициями политиков, пренебрегающих интересами народа. Иначе быть не может. И в это надо верить беззаветно.
Сегодня я обращаюсь к вам, дорогие тарасовцы, со словами приветствия и благодарности за ваш упорный и добросовестный труд во имя лучшего будущего, выражаю твердую уверенность в том, что вы и впредь будете достойно продолжать славные традиции многих поколений наших земляков.
От всей души поздравляю всех с праздником, желаю здоровья, мира и благополучия каждой семье.

Новая жизнь,
26 сентября 1992 года.

В гостях у писателя А.В. Калинина.
Накануне 200-летия поселка Тарасовского у известного писателя побывали сотрудница нашей газеты Л.В. Терешкина и внештатный корреспондент Н.И. Каменецкий.

А.В. КАЛИНИН – НАШ ЗЕМЛЯК.

Хотя хутор Пухляковский невелик, чужому человеку в нем сориентироваться сложновато. Мы, было, заплутали, но радушные местные жители привели нас к самому дому Анатолия Вениаминовича Калинина.
Перед деревянным забором, некогда имевшим очевидно, насыщенный голубой цвет, а теперь заметно поблекшим, решимости у нас поубавилось. Ведь к кому приехали: к лучшему на Дону писателю, автору известного всей стране «Цыгана»! Вот выйдет сейчас строгий секретарь и скажет, что Анатолий Вениаминович принять не может…
Нажав кнопку электрического звонка, мы минуты две ждали. Калитку отворила стройная женщина с распущенными светлыми волосами. После взаимных приветствий мы объяснили, что приехали из Тарасовки и хотели бы встретиться с Анатолием Вениаминовичем. Женщина чуть поколебалась: «Он у нас после операции, понимаете… Ну хорошо, я узнаю».
Вскоре в саду опять послышались шаги, калитка открылась – и мы увидели высокого, статного человека с абсолютно седыми волосами и интеллигентным лицом.
- Здравствуйте, земляки, - очень просто сказал он. – Входите. – Милости прошу…
Биографическая справка.
Анатолий Вениаминович Калинин родился 22 августа 1916 года в станице Каменской. Тут же семья переехала в хутор Березниковский, где отец и мать учительствовали.
В доме Калининых бывали интересные люди. Хозяйка его, Евгения Ивановна, приходилась двоюродной сестрой Александру Автономову, командиру советской Кавказской армии, другу Серго Орджоникидзе. (Неслучайно, наверное, одному из главных героев романа «Запретная зона» Анатолий Вениаминович дал эту фамилию – Автономов).
В 1918 году Калинины перебрались в слободу Тарасовскую. Родители будущего писателя преподавали в школе. Отец несколько лет входил в состав волостного ревкома. Евгения Ивановна играла в красноармейском и слободском драмкружках.
Бушевала гражданская война. Тарасовка переходила из рук в руки, и учительская семья то уезжала из нее, то возвращалась. Отступая, белые подожгли бараки с больными и ранеными – страшная эта картина врезалась в памяти А.В. Калинина.
- Прошу, - просто и сердечно пригласил нас хозяин. – Пока нет дождя, давайте посидим в саду. Что ваша Тарасовка – по-прежнему, называется слободой?
- Нет, рабочим поселком.
- Как-то некрасиво звучит, - поморщился Анатолий Вениаминович и тут же продолжил расспрашивать. – Какие там сейчас фамилии? Кулаковых, Баулиных, Гончаровых много?
- Да, - восхищаясь памятью знаменитого земляка подтвердили мы.
- А Пронины? – поинтересовался хозяин. – Пронины остались?
И Анатолий Вениаминович объяснил, чем этот интерес вызван. Как писателю запомнилось, фамилия первого председателя Тарасовского волостного ревкома была Пронин. Судьба его трагична. Председателя сбросили с поезда и ему отрезало ноги.
- Хутор Колодезный – по-старинному делая ударение на втором слоге, - спросил Калинин – не переименован?
Опять мы подивились памяти Анатолия Вениаминовича. Отец, налаживающий занятия в школах, брал его, ребенка с собой в служебные поездки. Десятки лет прошло с тех пор, но Колодезный, Каюковский, Старая станица, Митякинская не забыты.

Биографическая справка. В 1924 году семья Калининых переехала из Тарасовки в Миллерово. Здесь они прожили почти шесть лет.

Вы знаете Миллерово? – с живым интересом спрашивал Анатолий Вениаминович. – Возле сенного рынка там находилась школа. Мой отец, Вениамин Александрович, ею заведовал. А я шесть лет был учеником этой школы.
Сенного рынка в Миллерово давным-давно нет. Однако общими усилиями мы установили, где размещался он. Автор «Лунных ночей», «Сурового поля», «Цыгана» учился в старом, одноэтажном здании нынешней средней школы № 1.
Миллерово занимает в жизни Анатолий Вениаминовича довольное большое место. Это не только город его отрочества. Недалеко от Миллерова родился Константин Тренев, а Калинин глубоко чтит этого драматурга.
- Сейчас – задумчиво говорил А.В. – пытаются многое пересмотреть, прочесть другими глазами. Зачем? «Любовь Яровая» заслуживает внимания уже потому, что это произведение талантливое.
В Миллерово Калинин не раз бывал по дороге в станицу Вешенскую. Анатолий Вениаминович страстный почитатель творчества Шолохова. Об этом свидетельствует каждая строчка его исследовательской работы «Время Тихого Дона». Крюков, которому приписывали авторство романа-эпопеи, по мнению Анатолия Вениаминовича бесспорно талантлив, но Шолохов – гений.
Редкий человек! Слушаешь его бывало, и думаешь: «Что за голова! Глобус!».
Сказав это, наш собеседник немного помолчал и уже погрустневшим тоном добавил:
- В начале следующего года десять лет с того дня как Михаила Александровича не стало. В это время я постараюсь быть в Вешенской. И землякам-тарасовцам советую отметить печальную дату. Продумайте, как именно, но отметить непременно надо.

Биографическая справка. Редакция газеты «Комсомольская правда» 11 сентября 1941 года.
Командировочное удостоверение.
Выдано специальному военному корреспонденту «Комсомольской правды» тов. Калинину А.В. в том, что он командируется на Южный фронт согласно пропуску Главного Политуправления РККА за № 27224/105 от 9 сентября 1941 года.
Член редколлегии Б. Бурков.

Всю войну передавались по телефону и телеграфу, посылались через фельдъегерскую связь корреспонденции и очерки Анатолий Калинина для родной «Комсомольской правды». Их правдивых, содержащих важные для читателя сведения, отличающихся эмоциональной напряженностью, было написано множество. Редакция «Комсомольской правды» высоко оценивала работу находящегося на фронте журналиста.
Тема Великой Отечественной войны проходит через многие произведения Калинина-писателя. Первое из них – роман «На юге», написанный в перерывах между боями в хуторке Искровка на Мелитопольщине и опубликованный в 1944 году в журнале «Новый мир». Несколько позднее создаются романы «Товарищи», «Красное знамя».
К военной проблематике Анатолий Вениаминович обращался и в зрелые годы. Широкую известность получили «Суровое поле», «Эхо войны», «Цыган».
О Будулае и других героях популярной повести мы с гостеприимным хозяином говорили особенно много. Повод был: в беседе участвовала Наталья Анатольевна Калинина, писательница, переводчица с английского, автор сценария снимающегося сейчас по «Цыгану» фильма (это она стройная женщина со светлыми волосами, встретила нас у входа в отцовский дом).
- У нас с Наташей деловые отношения, - сдержанно улыбаясь, шутит Анатолий Вениаминович. – Когда она начинает отстаивать свою точку зрения слишком горячо, я напоминаю: «Ты споришь не с папой, а с создателем переносимого на экран произведения»
- Фильм снимается на Дону, - рассказывала Наталья Анатольевна. – Кузницу Будулая, например, можно увидеть недалеко от Пухляковки. Режиссера вы очевидно знаете. Это Александр Финько, известный по экранизациям произведений Булгакова. В главной женской роли – Ирина Купченко.
- А вот кто сыграет Будулая? – затронул больную тему Калинин. – Согласись, Наташа, выбор Михая Волонтира на эту роль был очень удачным.
Наталья Анатольевна согласна. Только как в наше смутное время приглашать сниматься на Дон, а зимой – в Коломну актера, живущего в Бельцах? Обстановка в Молдове остается напряженной и с чем черт не шутит, в какой-то момент Волонтира могут просто не выпустить в Россию. Аналогично с претендентом на роль Будулая из Грузии. Пока снимаются сцены без главного героя.
Наша беседа проходит легко, непринужденно. Секрет обаяния Калинина в том, что с ним совершенно не чувствуешь скованности, не боишься сказать чего-то не к месту.
Анатолий Вениаминович и его дочь расспрашивали о делах в Тарасовском районе. Узнав, какой в текущем году с наших полей собран урожай, они дружно воскликнули: «Молодцы, земляки!»
- Передайте через вашу газету, - сказал на прощанье Анатолий Вениаминович, - мои сердечные поздравления тарасовцам с 200-летним юбилеем поселка. Приехать на торжество, я к сожалению, не смогу. Не позволяет здоровье. Но мыслями, душой я в этот день буду со своими земляками. Желаю им в всего наилучшего.
Л. Терешкина.
Новая жизнь, 26 сентября 1992 года.

Прикрепления: 3537800.jpg(110Kb) · 6979119.jpg(110Kb)


Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Помни, ковчег был построен любителем. Профессионалы строили «Титаник».
 
Тарасовский форум » Основные форумы » Жизнь Тарасовки » Поселок Тарасовский (Это наша с тобой биография)
Страница 1 из 11
Поиск:

.